АРБ надеется исправить законодательную базу банковской деятельности

0

Кризис несет не только угрозу, но и открывает новые возможности. Одна из них заключается в том, что опасная перспектива глубокого спада в экономике должна заставить депутатов принять лежащий в Госдуме пакет поправок ко многим законам. Эти поправки подготовлены Ассоциацией российских банков и призваны ликвидировать юридические проблемы, особенно остро проявляющиеся в современных условиях нестабильности финансового рынка.

Трудно найти деловое издание, которое не писало бы о прорехах в российском законодательстве. Сроки, в течение которых в последние годы проводились многоуровневые согласования и экспертизы инициатив банковского сообщества, не давали возможности оперативно устранять препятствия развитию эффективной банковской системы. И теперь Ассоциация российских банков провела громадную работу, обобщив поправки в законы, обсуждавшиеся в разное время, обновив их в соответствии с нынешним состоянием законодательства и представив в виде единого законопроекта со скромным названием «О внесении изменений в некоторые законодательные акты». По сути дела, это – комплекс чрезвычайных мер, требующих внесения изменений в 17 федеральных законов и 5 нормативных актов Банка России. Документ включает в себя, в частности, меры по предоставлению дополнительных гарантий кредиторам по повышению ликвидности банковской системы и другие. Кроме того, предложенные поправки помогут оптимизировать порядок совершения банковских операций. Реализация новых норм в случае их утверждения, в случае их принятия повысит устойчивость банковской системы и будет способствовать решению ключевых проблем в банковской сфере.

ЭРА ДОЛЖНИКА

А В Госдуму в разное время вносились проекты поправок, призванные изменить к лучшему законы, касающиеся кредитно-финансовой деятельности. Но по разным причинам они застревали на разных этапах законодательного процесса. Сложившуюся ситуацию исполнительный вице-президент АРБ по правовым вопросам Андрей Емелин называет «эрой должника», так как закон сегодня защищает заемщика, даже если он явно нечист на руку. При этом банки остаются в проигрыше, даже если правда на их стороне. В конечном счете страдает рядовой потребитель, которому прямо или косвенно приходится оплачивать возросшие риски. В наступлении «эры должника» повинны, как правило, законодатели. По-видимому, из популистских соображений они при решении всех вопросов исходили из принципа обеспечения защиты заемщиков за счет кредиторов. Считалось, что «банки и без того богатые». «Эта эра оказала негативное влияние на правовое регулирование банковской деятельности, – считает Андрей Емелин. – Сейчас мы стоим перед необходимостью комплексно го, быстрого и эффективного решения всех накопившихся вопросов, чтобы к 2009 году мы имели хотя бы минимальный набор инструментов для обеспечения контроля над нашим взаимодействием с должниками».

ФИНАНСИСТ НЕ ВИНОВАТ

Банк, имеющий обязательства перед сотнями, а порой тысячами клиентов, едва ли склонен рисковать. Но, как показывает судебная статистика, из года в год растет число арбитражных дел с участием банков, в которых оспаривается действительность кредитных договоров. Банковские юристы вычленили несколько схем, которые выглядят как откровенное жульничество. Например, весьма распространенной является следующая: банк заключает с юрлицом кредитный договор, предварительно получив от него и проверив все необходимые документы: об избрании или назначении исполнительного органа, протоколы совета директоров, решение акционеров об одобрении крупных сделок и т.д., как это требуют ст. 53 ГК, ст. 45, 46 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 79 и 83 закона «Об акционерных обществах». Но, получив кредит, заемщик через суд оспаривает действительность заключенного договора по различным основаниям. В частности, объявляются недействительными полномочия лица, подписавшего договор, достоверность решения собрания акционеров, одобривших получение кредита, оспариваются договоры за лога, поручительства и пр. Надо сказать, что такие истории случаются, как правило, когда за кредитом обращается неизвестная банку фирма, с которой у него ранее не было отношений и которая не имеет в нем своего счета. Идя навстречу предпринимателям, бизнес которых не изучен, банки берут на себя более высокие, чем обычно, риски. Здоровая сдержанность кредитора порой способна сильно снизить шансы стать жертвой мошенничества. Банк узнает о том, что кредитный договор оспаривается в суде, как правило, в ходе самого процесса. В результате сумма, полученная по кредитному договору, становится полученной не основательно, автоматически утрачиваются все обеспечения и залоги. При этом все попытки банка вернуть кредитные средства оказываются безрезультатными. Деньги пропадают в полном соответствии с действующим законодательством! Ситуация становится пугающей уже потому, что аналогичные случаи возникают в отношениях с государственными и муниципальными пред приятиями. Между тем банк в таких сделках является добросовестным участником, и возлагать на него ответственность за нарушения закона, допущенные заемщиком, просто не допустимо. В действующем законодательстве есть норма о презумпции добросовестности, но, согласно п. 3 ст. 10 ГК, она действует лишь в случаях, перечисленных в законе. Но законом нельзя предусмотреть все мошеннические уловки, которые есть сейчас и появятся в будущем! Кроме того, законодательство никак не связывает добросовестность стороны в осуществлении сделки с действительностью этой сделки. Другими словами, добросовестность не становится гарантией от негативных последствий, когда сделка признается недействительной. Банк проигрывает всегда. В связи с этим эксперты АРБ предлагают изложить п. 3 ст. 10 ГК в новой редакции: «Добросовестность участников гражданских право отношений и разумность их действий предполагаются, если не доказано об ратное или если законом не установлено иное». Вместе с этим предлагается дополнить ст. 45 и ст. 46 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также закон «О государственных и муниципальных пред приятиях» положениями о том, что такие сделки могут быть признаны недействительными по иску предприятия или его участника, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать о таком нару шении. Это должно исключить возможность повторения такого рода мошеннических сделок.

ГЛАВНОЕ – ГАРАНТИИ

Кредиторы просто жаждут гарантий. Не в смысле финансовом, а в смысле правовом. Они хотят быть уверенны ми, что, выдав кредит, им не придется потом доказывать в суде, что эти средства должны быть возвращены. Один из путей – регистрация автомобилей в качестве залога. По сути дела, это – исправление просчета авто ров Гражданского кодекса, которые не предусмотрели эту процедуру. До принятия ГК залог транспортных средств регистрировался органами ГАИ и вполне обеспечивал защиту интересов банков как держателей залога, но с принятием ГК эти положения закона «О залоге» утратили силу, так как противоречили кодексу. Теперь же для то го, чтобы договора залога автотранс портных средств получили государственную регистрацию, следует внести предложенные поправки в Гражданский кодекс и закон «О залоге». Требует скорейшего разблокирования ловушка, скрытая в ст. 349 ГК, которая устанавливает два способа об ращения взыскания на заложенное имущество: судебный и внесудебный. Согласно п. 1 ст. 349 ГК, реализация заложенного имущества без обращения в суд возможна только при наличии нотариально заверенного согласия владельца залога. Аналогичная статья содержится и в ст. 55 закона «Об ипотеке». По сути дела, это требование делает судебный вариант взыскания задолженности единственно возможным, так как трудно представить вменяемого залогодержателя, который не станет до конца защищать принадлежащее ему имущество. Это подтверждает и практика: при нарушении срока возврата кредита подавляющее большинство заемщиков уклоняется от оформления соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество и препятствуют банку в реализации прав владельца залога. Обращение в суд затягивает взыскание задолженности минимум на полгода. Все это время банк должен поддерживать соответствующий размер резервов, что увеличивает его расходы, ведет к удорожанию банковских услуг и, как результат, снижает их доступность. Тем более что существующая модель судебного по рядка реализации залога дает возможность недобросовестным должникам уклониться от исполнения договор ных обязательств. В этой ситуации АРБ предлагает внести в статью 349 ГК положение о том, что законом могут быть установлены иные правила заключения соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет ипотеки. В статье 55 закона «Об ипотеке» предполагается дать банку право заключать с заемщиком соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания в любое время. Также предлагается для защиты заемщиков от произвола банков включить в эту статью норму о том, что соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет ипотеки не применяется при незначительности размера задолженности (менее 5% от стоимости заложенного имущества) и периода просрочки (менее двух месяцев). Если же предметом ипотеки является жилое помещение, а заемщик является физическим лицом, указанное соглашение не подлежит исполнению в случае, если сумма долга по обеспечен ному ипотекой обязательству составляет менее 10% от размера оценки предмета залога и период просрочки исполнения обеспеченного ипотекой обязательства в указанной сумме составляет менее четырех месяцев. Разработанные экспертами АРБ поправки призваны также обеспечить выделение заложенного имущества из общей конкурсной массы в случае банкротства заемщика –юридического лица. Это позволит создать соответствующие мировой практике гарантии прав кредиторов по обязательствам, обеспеченным за логом имущества ликвидируемого юридического лица, и обеспечить не обходимую надежность ипотечных ценных бумаг.

БРЕМЯ СЛОЖНЫХ ПРОЦЕДУР

Но не только преступные помыслы клиентов мешают жить банкам. Банковская система могла бы развиваться значительно быстрее, если бы из законодательства удалось убрать многочисленные препятствия. Так, при реорганизации предприятия учредители обязаны письменно уведомить об этом кредиторов, а кредиторы вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств этого юрлица перед ним. По рядок обеспечения этих прав изложен в ст. 15 закона «Об акционерных обществах», в ст. 51 закона «Об общест вах с ограниченной ответственностью». Опасения авторов этих норм в целом понятны, если речь идет о пред приятиях нефинансового сектора. Но когда дело доходит до банков, реали зация подобных требований становится просто опасной, так как почти все клиенты банка являются его кредиторами. Расходы на переписку с ни ми способны свести на нет любые выгоды от предстоящей реорганизации бизнеса. По мнению юристов АРБ, законодатель, утверждая эти нормы, исходил из необходимости защиты интересов кредиторов в случаях, когда кредитор не владеет информацией о реальном положении реорганизуемого юридического лица. В банковской сфере ситуация принципиально иная. Деятельность кредитных организаций, вопро сы защиты прав их вкладчиков и кредиторов регулируются законами «О банках и банковской деятельности», «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) „, «О страховании вкладов физических лиц на территории Российской Федерации“, а также нормативными актами Банка России. Заключение Центробанка о возможности реорганизации будет положительным только в том случае, если финансовые показатели банка при присоединении не ухудшатся и интересы кредиторов не пострадают. Таким образом, в банковском секторе права кредиторов реорганизуемых юридических лиц гарантируются по средством применения особых норм и механизмов, отличных от действующих в иных сферах. Поэтому законодателям предлагается существенно упростить процедуру слияния или присоединения кредитных организаций. К тому же особенности регулирования деятельности кредитных организаций в формах ОАО и акционерных обществ уже за фиксированы в ГК в главах, посвященных регламентации деятельности юридических лиц указанных организационно-правовых форм (статьи 87, 90, 96 и 101 ГК).

ПЛАТЕЖ КРАСЕН СРОКОМ

Авторы поправок предлагают также отрегулировать сферу платежей. Сейчас разные законы устанавливают разный срок их осуществления. Так, ст. 849 ГК определяет общий срок совершения операций по списанию или зачислению денежных средств. Он со ставляет два дня, включая момент поступления платежного документа. Но в ч. 5 ст. 70 закона „Об исполнитель ном производстве“ указано, что банки обязаны в течение трех дней с мо мента получения исполнительного документа списать со счета должника средства. Наконец, в п. 6 ст. 46 Налогового кодекса предусматривается, что поручение налогового органа на перечисление налога должно исполняться банком не позднее одного операционного дня, следующего за днем, когда получено это поручение. Такой разнобой порождает почву для конфликтов. Так, если налоговая недоимка взыскивается самим налоговым органом, то срок платежа – один день, а если через исполнительное производство – то три дня. Все это вместе конфликтует с ч. 3 ст. 80 закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке Рос сии) «, которая определяет общий срок платежей по безналичным расчетам в два операционных дня, если он проводится в пределах субъекта РФ, и пять операционных дней, если платеж осуществляется в пределах всей территории Российской Федерации. Поэтому предлагается установить единый срок совершения операций по банковскому счету – три рабочих дня, включая день поступления в банк со ответствующего документа, а ч. 3 ст. 80 закона о Банке России отменить, учитывая, что общий срок безналичных расчетов пока невозможно унифицировать. Продолжительность этого срока будет разной в зависимости от географической удаленности участников расчетов и способа пере дачи информации о платежах.

СЛУШАЙСЯ ЦБ!

Нормативные акты Банка России – за кон для остальных банков. И это никем не оспаривается. Но порой исходящие из стен этой уважаемой организации документы, не являющиеся нормативными, трактуются как обязательные к исполнению. Речь, в частности, идет о письмах ЦБ с рекомендациями по тем или иным сферам банковской деятельности. Обязательность этих рекомендаций понимается по-разному, и зависит это, как правило, от того, где работает конкретный человек. Банкиры и работники центрального аппарата Банка России склонны видеть в них сове ты, которые банки вправе использовать по своему усмотрению. Но в территориальных управлениях ЦБ чаще предпочитают видеть в них положения, обязательные к исполнению. Сегодня большая часть споров по этому вопросу вызваны рекомендациями, касающимися реализации положений закона №  115-ФЗ, который регулирует вопросы противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. Эксперты АРБ уверены: рекомендации Банка России, изданные в виде указаний оперативного характера, не могут устанавливать обязательные правила поведения кредитных организаций. Цель рекомендаций – ориентировать банки, в каком направлении следует осуществлять усиленный контроль. Что касается территориальных учреждений Банка России, то они должны обращать внимание только на наличие в правилах внутреннего контроля банка положений, по поводу которых изданы оперативные указания Банка России. Такая точка зрения подтверждается и тем, что в п. 2 ст. 7 закона №  115-ФЗ используется словосочетание „с учетом рекомендаций“, а не „в соответствии с рекомендациями“. Поэтому, уверены в АРБ, необходимо устранить разногласия между банками и территориальными учреждениями ЦБ РФ по данному вопросу. Для этого предлагается внести в закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) «положения о том, что такие указания признаются рекомендациями и пол ноту их применения кредитные организации определяют самостоятельно, учитывая особенности своей деятельности и деятельности своих клиентов. При этом невыполнение рекомендаций Банка России не должно влечь за собой применения мер воздействия, предусмотренных законом.

АКЦЕНТ

Начав выдавать ипотечные кредиты, банки быстро уменьшают показатели ликвидности и финансовой устойчивости.

ИПОТЕЧНЫЕ ЗАВАЛЫ

О том, как важно для России наращивать строительство жилья, написано очень много. Ипотека – главный инструмент в этом процессе. В развитых странах с помощью этой формы кредитования реализуется львиная доля квартир и домов, а в России ипотека страдает, во-первых, от отсутствия „длинных“ денег и, во-вторых, от массы запретов, ограничивающих ее развитие. Начав выдавать ипотечные кредиты, банки быстро ухудшают показатели ликвидности и финансовой устойчивости. Выход есть, это – секьюритизация кредитов посредством выпуска ипотечных ценных бумаг. Однако в России почти нет инвесторов, кото рые могли бы вкладывать свои средства в подобные активы. По закону пенсионные накопления, к примеру, могут инвестироваться только в те ипотечные ценные бумаги, которые гарантированы правительством Российской Федерации. Для снятия ограничений на пути развития ипотеки предполагается отменить это условие. Вместо него текст поправок вводит требование о наличии рейтинга одного из международных  Инвестиционных агентств на уровне не ниже того, который принят вмеждународной практике для размещения средств крупных консервативных институциональных инвесторов. Развитию ипотеки препятствуют и другие ограничения. До сих пор остаются неопределенными отдельные моменты отношений между банком, страхователем и страховщиком, когда речь идет о страховании движимого, недвижимого имущества, а также жизни заемщика. Кроме того, поправки решают вопрос о подсудности исков об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке. В частности, предлагается установить единое правило, что такие иски рассматриваются по месту нахождения заложенного имущества. Изменения также предполагают, что по искам об обращении взыскания на заложенное имущество госпошлина будет уплачиваться в размере, соответствующем размеру пошлины по неимущественным искам.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

Значительная часть поправок так или иначе связана с кризисными процессами в экономике, которые отражаются на банковской сфере. Так, предлагается изменить ст. 46 за кона „О Центральном банке Российской федерации“ и ст. 50.36 закона „О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“ для расширения доступа банков к системе кредитов ЦБ. В частности, представляется правильным осуществлять поддержку отечественной банковской системы на основании внутренней оценки регулирующего органа, в результате чего должен быть существенно расширен круг кредитных организаций, имеющих доступ к беззалоговым кредитам Банка России. При этом сумма кредитов, которые могут быть предоставлены кредитной организации, не должна превышать размер собственных средств или капитала кредитной организации. Кроме того, в законе о Банке России необходимо предусмотреть, что неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитными организациями обязательств по возврату беззалоговых кредитов не может являться основанием для привлечения служащих ЦБ к уголовной ответственности. Банкиры надеются, что принятие законопроекта „О внесении изменений в некоторые законодательные акты“ компенсирует те долги, которые законодатели имели перед работника ми финансовой сферы в течение многих лет.

Автор: Егор Владимиров
Поделиться

Комментарии