Как изменится российская банковская система

0

Девальвация близка к завершению. Такие выводы прямо-таки напрашиваются из выступления председателя Банка России на традиционной встрече с банкирами, которая состоялась в конце минувшей недели. По его словам, объявленный валютный коридор — это всерьез и надолго. Для этого Центробанк сделает все. И средств у него предостаточно. В частности, в понедельник ЦБ заявил об очередном ужесточении условий кредитования банков.

Когда 22 января Сергей Игнатьев заявил о том, что верхняя граница бивалютной корзины фиксируется на уровне 41 рубль, он был осторожен в прогнозах.

— Речь идет не о днях и даже не о неделях, а о месяцах, — сказал тогда глава Центробанка. — Если цены на нефть упадут ниже $30 за баррель и долго продержатся на этом уровне, мы, возможно, задумаемся над расширением границы.

Но сейчас уверенности у Игнатьева прибавилось. По его мнению, после 20 января на банковском рынке сложилась, пожалуй, лучшая за полгода ситуация.

— Объявленный валютный коридор — это всерьез и надолго, — заявил он на встрече с банкирами, которая традиционно проходит за закрытыми дверями (его цитаты приводятся в официальном сообщении Ассоциации региональных банков по итогам встречи).

На чем же основывается уверенность главы Центробанка? Думается, что его вдохновили результаты прошлой недели, когда спекулянты не смогли пробить установленный потолок в 41 рубль. При этом Банк России даже не принимал участия в торгах. То есть атаки сошли на нет сами по себе, исходя из рыночных условий.

Как отмечают игроки, объем торгов в последнее время снизился в несколько раз по сравнению с январем. Ожидания, что рубль и дальше будет слабеть, поутихли. Поэтому многие участники, поверив в серьезность намерений ЦБ удержать рубль, предпочли фиксировать прибыль. Дело понятное — если прорваться невозможно, то на ослаблении рубля уже не сыграешь. Хочешь не хочешь, а придется унести уже заработанное.

— Сейчас, когда рубль находится около объявленной ЦБ границы бивалютной корзины в размере 41 рубль, на рынке уже нет агрессивной игры против рубля — такое мнение высказал помощник президента Аркадий Дворкович в интервью Moscow Times.

И тут, естественно, без «руки ЦБ» не обошлось. Она после 22 января жестко закрутила гайки. Во-первых, Банк России в разы урезал объем кредитных средств для банков. Во-вторых, ужесточил условия их получения. В частности, со 2 февраля повысил ставки по кредитам. В понедельник стоимость заемных средств снова возросла в среднем на 1%. То есть Центробанк делает все, чтобы банки испытали недостаток рублевых средств и начали продавать припасенную валюту. По оценкам, речь идет о немалой сумме — $40 млрд.

Одновременно с повышением ставок по кредитам ЦБ увеличил и доходность по своим депозитам. Чем продемонстрировал не только ужесточение политики кредитования, но и предложил банкам альтернативу валютным операциям. Хорошие ставки, как полагают эксперты, могут способствовать тому, что часть банков предпочтет перевести валюту в рубли и положить их на депозиты в ЦБ.

Страсти по доллару и евро, похоже, улеглись и среди населения, которое за время кризиса скупило $70 млрд. Достаточно взглянуть на котировки обменников, чтобы понять — спрос на иностранные деньги заметно упал. Так, «уличный» курс от официального отличается всего на 15-20 копеек, хотя в конце прошлого года речь шла о нескольких рублях. До минимума снизили обменники и разницу между покупкой и продажей валюты. Все это позволило Сергею Игнатьеву не исключить даже возможность укрепления рубля.

Анна КАЛЕДИНА

Источник: Известия
Поделиться

Комментарии