Как регулятор нашел способ убрать с рынка треть банков

0

Февраль 2009 года имеет все шансы войти в историю как месяц «коренного перелома». После упорной и продолжительной борьбы Госдума и Совет Федерации одобрили поправки в закон «О банках и банковской деятельности». В соответствии с ними банки с размером капитала менее 90 млн рублей будут вынуждены уйти с рынка до 1 января 2010 года. «Лишенцев», по оценкам ЦБ, может оказаться порядка 150, а до 2012 года их число, скорее всего, увеличится до 300. Но регулятора и сторонников нового норматива эта перспектива несмущает: по их мнению, пришла пора избавиться от этих «отмывочных» предприятий, разлагающих банковскую систему. Противники же одаривают закон красноречивыми эпитетами: от просто неудачного до чрезвычайно вредного, несвоевременного и провокационного. 

«ПРОДАВЛЕННЫЙ» ЗАКОН 

Все началось еще до кризиса. В августе года первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян объявил о том, что Центробанк намерен ужесточить требования к капиталу кредитных организаций. Было подсчитано, что в результате принятия одной поправки число банков должно сократиться на треть. То есть больше 300 структур после вступления в силу закона прикажут долго жить — лишатся лицензии, преобразуются в небанковские кредитные организации либо сольются с более крупными банками.

Это была отнюдь не первая попытка Банка России сократить количество существующих финансово-кредитных учреждений, одним махом избавившись от «малышей». Поэтому банкиры робко надеялись на то, что дело вновь кончится громкими заявлениями о намерениях. Их вера в то, что принятия закона удастся избежать, укрепилась после наступления кризиса: проблемы с ликвидностью, кредитованием, фондовым рынком создавали не лучший фон для принятия судьбоносных решений. Однако Центральный банк доказал, что в этом вопросе он готов идти до конца.
В феврале 2009-го Госдума в третьем, окончательном чтении приняла законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон „О банках и банковской деятельности“, предусматривающий поступательное увеличение размера собственных средств кредитных организаций — до 90 млн рублей с 1 января 2010 года и до 180 млн рублей с 1 января 2012 года. Несмотря на предопределенный конец, история с внесением в закон поправок оказалась весьма загадочной. Заместитель председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Юрий Зеленский рассказал НБЖ о своем предложении перенести вступление в силу нового норматива на год. Ассоциация региональных банков „Россия“ высказывалась за два года отсрочки. И всерьез говорилось о том, что первый вариант точно будет реализован.

акцент

Многие банки с капиталом менее 90 млн рублейвходятв число старейших на рынке. Продолжительность их жизнисоставляет в среднем от 10 до 15 лет, что по российским меркам- рекордный показатель. Удалить их с поля волевым решением равносильно“стиранию» целой эпохи из истории национального банковского сектора.

«Профильный Комитет Госдумы внесенную мной поправку поддержал. Но на пленарном заседании я присутствовать не мог — уезжал в командировку. И постфактум узнал, что председатель Комитета Владислав Резник поправку снял, так что закон был принят в первоначальной редакции. Как такой фокус мог произойти, я не знаю», — поведал НБЖ Юрий Зеленский. И добавил: что хотя на сегодняшний день 5 млн евро -величина для банковского бизнеса, мягко говоря, небольшая, время для принятия закона выбрано крайне неудачно. Тяжелая экономическая ситуация, очевидная нехватка ресурсов — как в такой ситуации можно повысить капитализацию банка, не очень понятно. «Поэтому надо было оттянуть процесс и посмотреть, как будет развиваться ситуация в кризис», — уверен Зеленский, не понаслышке знакомый с проблемами региональных банков (а не секрет, что как раз они являются первыми кандидатами «на вылет»).
Член Комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Павел Медведев на вопрос о том, почему поправки все-таки не были приняты, ответил лаконично: «Более сильными оказались те, кто их не хотел».
Противникам законопроекта оставалось апеллировать к Совету Федерации. На защиту малых кредитных структур встали обе банковские ассоциации. Их президенты Гарегин Тосунян и Анатолий Аксаков направили совместное послание председателю верхней палаты Сергею Миронову и руководителям профильных комитетов. В письме закон назван крайне несвоевременным и вредным, противоречащим принятым ранее постановлениям и наносящим колоссальный вред банковской системе. И сенаторы поначалу отложили рассмотрение документа. Источник в Совете Федерации сообщил, что к единому мнению Комитет по финансовым рынкам и денежному обращению прийти смог не сразу. Но 20 февраля закон все-таки был одобрен, причем почти единогласно. 115 сенаторов высказались «за», 2 — «против» и 4 — воздержались.
«ЗАЧИСТКА» ПО-РУССКИ
 Участникам рынка остается гадать, как на банковском секторе отразится установление нового норматива. «Мой прогноз довольно пессимистичен. Думаю, судьба банков с маленьким капиталом печальна. Как только закон вступит в силу, они обесценятся, — уверен Павел Медведев. — Вкладчики не будут ждать, когда наступит „день X“, и постараются как можно быстрее забрать свои деньги». Так всегда происходит, когда клиенты начинают сомневаться в устойчивости структуры, поясняет эксперт. Поэтому даже отсрочка на год не слишком бы помогла. Как только возникает подозрение, что у кредитной организации плохая перспектива, будет не важно, насколько длителен срок до наступления неприятностей. «Клиенты не будут разбираться, через год банк умрет или через два», — с горечью подытоживает Павел Медведев.

акцент

Падение малых банков может самым неприятным образом отразиться на всей банковской системе. Могут пострадать и более крупные организации. Их клиенты во избежание неприятностей предпочтут простой путь — деньги забрать и положить под матрац.

В подтверждение своих слов депутат привел показательный пример. Как только летом прошлого года Банк России сообщил о подготовке многострадального законопроекта, на «горячую линию» Агентства по страхованию вкладов стали поступать звонки от вкладчиков с резонными вопросами: «Я клиент такого-то банка, скажите, какой у него капитал?». При этом падение малых банков может самым неприятным образом отразиться на всей банковской системе. Могут пострадать и более крупные организации. Часть клиентов не будет оценивать достаточность банковского капитала и выпытывать у АСВ финансовую информацию. Многие предпочтут уже знакомый и проверенный путь: деньги со счетов отозвать и спрятать под матрац. Все это может обескровить банки и расшатать ситуацию в финансовой сфере. Именно поэтому, по определению Павла Медведева, закон провокационный. Аналогичной позиции придерживаются и в банковских ассоциациях. В письме к Совету Федерации четко сказано, что принятие законопроекта окажет серьезное дестабилизирующее влияние, в особенности на региональные финансовые системы, и резко затормозит развитие экономики регионов. Средние и малые предприятия, которые в большинстве случаев могут рассчитывать лишь на взаимодействие с местными небольшими банками, подвергнутся серьезной угрозе. Авторы письма цитируют слова Председатель Правительства РФ Владимира Путина, который в интервью информационному агентству Bloomberg сказал: «Многие предприятия на региональном и местном уровне привыкли работать с региональными банками, поэтому мы не собираемся в явочном порядке искусственно их укрупнять и объединять. Мы будем поддерживать и региональный уровень банковского сообщества». Но есть и другая точка зрения на то, как будут развиваться события в секторе. «Рынку это ничем не грозит. Обозначенные в законе минимальные размеры капитала вытекают из разумных требований к ведению банковского бизнеса. Требования не сверхжесткие и логичные. В условиях кризисных ожиданий тема капитализации и надежности приобретает повышенное значение. Этот закон в конечном счете выгоден всем. Никто не отрицает необходимости капитализации банковской системы либо за счет роста, либо за счет слияний и поглощений», — уверен председатель правления банка «Движение» Алексей Григорьев.
НЕ БАНДИТЫ, ТАК БРЮНЕТ
Центробанк придерживается жесткой позиции: закон поможет очистить рынок от подозрительных игроков. Руководители Банка России неоднократно заявляли — в стране существует ряд «консервных» банков, осуществляющих сомнительные операции. Иначе говоря, «прачечных» по отмыванию грязных денег. И якобы сосредоточены они именно в сегменте маленьких кредитных организаций, и по иронии судьбы в большинстве своем расположенных в регионах

аргументы против

ОБРАТНЫЙ ЭФФЕКТ
Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков России считают крайне несвоевременным и вредным принятие проекта федерального закона № 99780-5 «О внесении изменений в Федеральный закон „О банках и банковской деятельности“ в нынешней редакции. Принятие законопроекта окажет серьезное дестабилизирующее влияние на всю банковскую систему, особенно на региональные финансовые системы, что резко затормозит развитие экономики регионов, особенно малого и среднего бизнеса, считают авторы письма. Как показывает практика, региональная сеть, создаваемая крупными федеральными банками, ориентирована прежде всего на обслуживание крупнейших региональных компаний. Средние и малые предприятия в подавляющем большинстве случаев могут рассчитывать на взаимодействие исключительно с местными. Небольшие банки даже в условиях непростой финансовой ситуации, сложившейся на мировых финансовых рынках, были и остаются наиболее надежными финансовыми партнерами. Более чем в 20 субъектах России на их долю приходится свыше половины микрокредитов, предоставляемых малым предприятиям и индивидуальным предпринимателям. На 1 января 2009 года в стране действовало 1108 банков, из них 319 (29%) имели капитал менее 180 млн рублей, 158 банков (15%) — менее 90 млн рублей. Несмотря на то, что общий объем активов этих банков не превышает 200 млрд рублей, с учетом незначительного размера соответствующих кредитов ими предоставлено более миллиона кредитов на развитие экономик депрессивных и отдаленных регионов страны. Как правило, размер и капитализация таких региональных банков полностью соответствуют уровню экономического развития территории, на которой они работают. При этом они аккуратно соблюдают обязательные нормативы, установленные Банком России, иные требования нормативных актов и федеральных законов. Политика вытеснения с рынка небольших кредитных организаций, работающих в правовом поле под надзором Банка России, может привести к серьезному снижению устойчивости всей финансовой системы, нарушениям прав граждан и организаций и созданию условий для совершения сомнительных операций нелицензируемыми организациями, которые могут занять эту нишу. Давление, оказываемое на успешные малые банки, несет в себе также и целый ряд негативных социальных эффектов. Более 70% из 300 небольших банков, интересы которых затрагивает законопроект, работают в отдаленных районах. В 13 субъектах Российской Федерации вообще отсутствуют банки, капитал которых превышает 180 млн рублей, среди них — значительное число субъектов, расположенных в Южном федеральном округе, в частности северокавказские республики. Именно здесь в условиях разворачивающегося кризиса складывается наиболее сложная ситуация на рынке труда, растет безработица. Таким образом, недальновидная политика, направленная на принудительное удаление с рынка успешных региональных банков, может оказать губительное воздействие на социально-политическую ситуацию в стране. 
Из письма президента Ассоциации российских банков Г. Тосуняна и президента Ассоциации региональных банков России А. Аксакова Председателю Совета Федерации РФ С. Миронову и главам профильных комитетов.

Жизнь показывает, что все банки, занимающиеся нечистоплотными операциями, известны, и они, как правило, находятся в Москве. А маленькие региональные банки ведут обычно спокойный прозрачный бизнес“, — опровергает эту точку зрения Юрий Зеленский. Павел Медведев, со своей стороны, готов согласиться с тем, что какие-то малые финансово-кредитные структуры действительно занимаются незаконными операциями, нарушают нормативы и т.д. Но задает резонный вопрос: почему вместо того, чтобы находить виновные банки, нужно идти по пути удаления с рынка всех подряд в категории „малые и средние“? Где же презумпция невиновности? К тому же за последние несколько лет, с момента вступления в силу Закона о страховании вкладов, ЦБ наладил достаточно эффективный надзор и почему бы не воспользоваться этой сильной стороной при решении „отмывочной“ проблемы. В этой связи вспоминается старый анекдот про правоохранительные органы: бандитов ловить они не умеют, поэтому ловят брюнетов. И если продолжать эту шутку, брюнетов со стажем: многие банки с капиталом менее 90 млн рублей входят в число старейших на рынке. Продолжительность их жизни составляет в среднем от 10 до 15 лет, что по российским меркам — рекордный показатель. Удалить их с поля волевым решением равносильно „стиранию“ целой эпохи из истории национального банковского сектора. Интересно, что с мнением, будто бы большинство мелких банков ведут бизнес на грани дозволенного, не согласны и многие сторонники закона. „Это не так. У мелких банков есть свои преимущества, которыми они активно пользуются, занимая определенные рыночные ниши. Где-то это связано с ориентацией на обслуживание определенных предприятий или производственных цепочек, где-то так сложилось исторически. Мелкий банк может обеспечить практически „семейное“ обслуживание с высокой оперативностью принятия решения, минимальной стоимостью, высоким качеством услуг“, — считает Алексей Григорьев. И соглашается с тем, что сегодня созданы достаточно жесткие механизмы контроля, высокие требования к определению и фиксации любых сделок с признаками сомнительных. Эти правила действуют для всех, и размером капитала такая деятельность не регулируется.

 

Тезис о том, что в России в принципе слишком много банков и Закон об увеличении капитала поспособствует сбросу „балласта“, тоже выглядит малоубедительно. Аналитики некоторых крупных кредитных структур, действительно, рьяно пропагандируют лозунг „Сотни банков вполне достаточно“. Президент Трансстройбанка Петр Читипаховян удивляется: „Почему именно такая цифра? Почему не 99 и не 101? Кто высчитал этот „идеальный“ размер? Вот представим, что банковская система — это дерево, у него мощная корневая система. Почему же мы решаем, что дереву для нормальной жизнедеятельности нужны только три толстых корня, а множество маленьких можно спокойно отрезать? Странно, что мы вообще склонны оперировать количественными, а не качественными параметрами. Получается какой-то неестественный отбор. Любим мы решать вопросы административными методами, когда очевидно, что рынок сам способен все расставить по местам“. И вообще, по словам банкира, мы никак не можем отделаться от советского менталитета, от нездоровой гигантомании. По-прежнему стремимся всех подогнать под размер колхоза-миллионера, забывая, что миллионными у этих учреждений обычно были долги. Сходную точку зрения высказал и Владимир Женов, генеральный директор Новосибирского муниципального банка: „Важно не количество банков, а качество услуг, которые они предоставляют. И рынок сам должен выявлять банки, которые соответствуют реалиям экономической ситуации и работают на развитие территории“, — подчеркивает эксперт.

кстати…

В 1990-е годы в Соединенных Штатах действовало 12 343 банка. Принятый в 1994 году закон Ригля-Нила, разрешивший без каких-либо географических ограничений открывать банковские филиалы и создавать банковские холдинги, фактически дал толчок к образованию общенациональной банковской системы США. Стремительно начал набирать силу процесс централизации и концентрации. Прокатилась мощная волна слияний и поглощений, увеличилось количество банкротств финансово-кредитных организаций. В 2005-м в США действовало уже 7527 банков, из которых 1818 были национальными, а 5709 — банками штатов.

ИЩИ, КОМУ ВЫГОДНО
 Можно предположить, что провозглашаемая борьба с «грязным» бизнесом не является единственной предпосылкой к усиленному продвижению закона. Явно существуют и другие интересы. Поэтому встает логичный вопрос, кому это может быть выгодно? Версии высказываются разные и противоречивые. Наиболее жарко обсуждается заинтересованность крупных финансово-кредитных структур. «Удивительное дело, но почти никакие банки этот закон не поддерживают, — утверждает Павел Медведев. -АРБ, которая в основном опирается на мнение крупных организаций, возражает против закона очень активно. Наверняка Ассоциация действует с согласия своих членов. По-видимому, и крупные банки понимают, что здесь есть очевидные риски».А вот Юрий Зеленский интереса крупных банков не усматривает: да, после вступления закона в силу рыночная цена структур с недостаточным капиталом сильно «просядет». И здесь просматривается интерес для поглощений. Но, с другой стороны, вряд ли «гигантов» заинтересует бизнес, базирующийся в каких-то труднодоступных местах нашей необъятной родины, бизнес банков, малопривлекательных с точки зрения инвестиций. Ведь общеизвестно, что крупные игроки по понятным причинам не стремятся в малонаселенные и отдаленные регионы. Тем более в условиях кризиса, когда региональные филиалы имеют свойство исчезать. «Живут же маленькие парикмахерские, магазины, и никто не пытается их прихлопнуть лишь потому, что они маленькие», — подытоживает Юрий Зеленский.
факт

Во Франции размер минимального капитала для банка составляет 5 млн евро. Порог был установлен Центральным банком и Министерством финансов в декабре 1992 года. При этом для так называемых финансовых обществ достаточная цифра — 2,2 млн евро. Такая организация вправе заниматься исключительно потребительским кредитованием, другие банковские операции, в том числе и привлечение депозитов, для нее недоступны. В BNP Paribas НБЖ рассказали, что с 1984 года происходила быстрая консолидация французского банковского сектора. И количество кредитных организаций за 20 лет уменьшилось на 68%. К концу 2007 года из 1000 банков осталось 358. Число финансовых обществ за тот же период сократилось с 1163 до 333. При этом количество банковских отделений практически не изменилось.

 

Автор: Маргарита Удовиченко 

Источник: Национальный банковский журнал   

Поделиться

Комментарии