Как сражаются с кризисными явлениями наши соседи

0

КАЗАХСТАН: ПРИЗВАН ИЗ СПЕЦРЕЗЕРВА

О том, что ситуация стала серьезно обостряться, жители Казахстана узнали в январе этого года из указа президента Н. Назарбаева о назначении на пост главы Нацбанка Григория Марченко. Однажды он уже занимал это кресло, причем тоже в непростое время — с 1999 по 2004 годы, завоевав репутацию жесткого руководителя, способного принимать непопулярные решения и последовательно отстаивать свою позицию. С ним же связаны почти все знаменитые реформы банковской и финансовой системы Казахстана: Марченко и разрабатывал их, и непосредственно участвовал в их реализации.

Теперь, по-видимому, осознав всю степень грозящей опасности, президент снова призвал его на роль спасателя, а успех этой миссии, понятно, зависит не только от талантов и энергии председателя Национального банка.

Едва заняв свой кабинет на пятом этаже здания Нацбанка и еще не распаковав личные вещи, Марченко сразу стал героем первополосных материалов всех ведущих казахстанских СМИ. Вначале он предпринял кардинальные меры по спасению двух ведущих банков — «Альянса» и БТА — меры, которые кое-кто воспринял как национализацию этих уважаемых кредитных учреждений. Фонд Национального благосостояния «Самрук-Казына» стал владельцем 78,14% акций БТА, осуществив выкуп акций через дополнительную эмиссию. В результате банк получил капитал в размере $2,07 млрд. По словам Г. Марченко, банк спасли от неминуемого дефолта. При этом все права акционеров сохранились, правда, их доля уменьшилась в совокупности до 21,86%. Чуть раньше правительство приняло решение отстранить от должности председателя совета директоров «БТА Банка» М. Аблязова, который тут же назвал это «произволом и государственным рейдерством». Кстати, именно его называют контролирующим акционером банка.

Кстати…

В прошлом году в Москве вышла книга Г. Марченко «Финансы как творчество: хроника финансовых реформ в Казахстане». Это очень поучительное сочинение -особенно для чиновников, имеющих отношение к денежно-кредитной сфере. НБЖ подробно рассказал о книге в декабрьском номере журнала.

А вот как поступили с «Альянсом», главный акционер которого финансовая корпорация «Сеймар Альянс» продала государству 76% акций банка за 100 тенге (тогда это равнялось примерно $6). После чего государство приняло решение разместить в банке депозит на сумму 24 млрд тенге, которые в последующем могут быть конвертированы в акции. И в первом и во втором случае госчиновники пояснили, что принятые меры никак не являются национализацией.

Теперь все гадают: кому же достанутся «Альянс» и БТА? Говорят, на последний положил глаз Сбербанк, и это не стал отрицать Г. Греф, пояснивший, что при принятии решения «будут важны условия, которые нам предложат». Однако ряд наблюдателей склоняется к тому, что «Сбер» скорее всего предпочтет «Альянс», поскольку именно этот казахстанский банк очень активно работает именно на рынке кредитования физических лиц.

Еще не улеглись страсти после сообщения о такой своеобразной санации двух банков-гигантов, как Г. Марченко вновь стал героем выпусков теленовостей. На сей раз — в связи с одномоментной девальвацией национальной валюты, решение о которой было принято вечером 3 февраля. Уже на следующий день курс доллара за 45 минут утренней сессии на казахстанской фондовой бирже (KASE) вырос на 21,66 тенге. По заявлению регулятора, отныне коридор обменного курса будет находиться на уровне 150 тенге за доллар США плюс-минус 3%.

Нельзя сказать, что это вызвало панику среди местного населения. Никто не бросился скупать валюту, да и ценники на большинство продуктов и товаров повседневного спроса остались прежними. Во всяком случае, так было все первые дни после девальвации. Граждане Казахстана по своему менталитету не склонны к импульсивным поступкам, здесь ко всему относятся с выдержкой и терпением. Да и доверие к властям куда выше, чем во многих других государствах СНГ. «Если Марченко сказал, что коридор будет таким, значит таким он и будет», — эту фразу можно услышать и на рынке, и в солидных офисах.

Казахстан стал едва ли не последним государством-экспортером нефти и минеральных ресурсов, решившимся на девальвацию своей валюты. Остальные давно сделали этот шаг, заботясь о сохранении своих золотовалютных резервов. Стабильность тенге удивляла многих зарубежных экспертов. По оценкам аналитиков, в ряду развивающихся стран и стран с переходной экономикой Казахстан по итогам прошлого года имел наилучший показатель после Китая, где национальная валюта девальвировалась всего на 1%. Однако теперь и здесь сочли девальвацию неизбежной.

Что же касается способа, каким тенге отпустили в свободное плавание, то он вызвал достаточно оживленную дискуссию. Далеко не все специалисты одобрили такое резкое снижение курса, опасаясь избыточного ажиотажа вокруг обменных пунктов. Впрочем, ажиотажа не последовало, а объясняя свои решительные действия, Марченко убедительно ссылался на уроки России, где плавная девальвация привела к росту спекулятивных операций и в итоге сработала против рубля.

Корреспондент НБЖ встретился с Г. Марченко в его новом (старом) рабочем кабинете и попросил прокомментировать ситуацию.

НБЖ: Ваша мобилизация на должность главы Нацбанка — это свидетельство нарастания кризисных явлений?

Г. МАРЧЕНКО: Наверное, можно и так сказать. Геращенко по этому поводу пошутил: «Ты прямо по моим следам идешь». Правда, его назначали главой ЦБ трижды, а меня пока только два раза. Если же говорить серьезно, то, видимо, сейчас понадобился человек, способный принимать серьезные решения.

НБЖ: Вы имеете в виду решения, подобные тем, которые приняты по «Альянсу» и БТА?

Г. МАРЧЕНКО: Давайте по порядку. Сейчас перед нами стоят несколько больших задач. Первая: как довести до адресатов деньги, выделенные Фондом национального благосостояния на поддержку малого и среднего бизнеса. В случае с вышеупомянутыми банками такой уверенности не было, поэтому государство пошло на принудительную докапитализацию БТА. Причем хочу обратить внимание на то, что фонд «Самрук-Казына» и государство не хотят быть владельцами этого банка.
Всем было бы гораздо комфортнее, если бы появился стратегический инвестор. Сейчас идут переговоры со Сбербанком, хотя это не исключает и других вариантов.

С «Альянсом» ситуация другая: там сами акционеры пришли и предложили государству выкупить 76% акций за 100 тенге. Пока ничего еще не оформлено, но $200 млн на депозите банка мы уже разместили.

Вторая задача: провести девальвацию тенге, что также сделано. Хочу обратить внимание на то, что накопленная девальвация в РФ превышает 48%, на Украине — 52%, в Великобритании -38%. А мы сделали девальвацию в один день — на 25%. Есть разница? И заметьте, никакой паники это не вызвало.

НБЖ: В России девальвация рубля способствует росту инфляции. Наверное, и вам этой беды не избежать?

Г. МАРЧЕНКО: По-видимому, будут иметь место две тенденции, которые станут накладываться друг на друга. Понятно, что произойдет повышение цен на импорт, но насколько оно будет серьезным, сейчас сказать сложно. И скорее всего, повышение цен случится во втором квартале. Но заметьте, в январе инфляция у нас продолжала снижаться, как и в других странах. Какой из этих трендов окажется сильнее, покажет время.
  За последние 12 месяцев уровень инфляции составил 8,7%. Ставку рефинансирования мы снизили до 9,5%. С 16 февраля снижается до 8% максимальная ставка гарантирования депозитов по валюте, а по тенге она остается прежней — 13,5%. То есть переводить средства из тенге в валюту смысла не имеет.

НБЖ: Есть ли у финансово-экономического кризиса в Казахстане свои отличительные особенности?

Г. МАРЧЕНКО: Особенности были в 2007 году, когда пострадали несколько крупных банков в связи с большими заимствованиями за рубежом. У них свыше 60% от всех обязательств были связаны с внешними рынками. То есть кризис ликвидности накрыл нас ровно на 12 месяцев раньше, чем Россию. А в остальном все как у всех.

НБЖ: Но вот, скажем, в России сокращается число банков: банкротства, отзыв лицензий, санация, слияния и поглощения…

Г. МАРЧЕНКО: У нас как было 37 банков, так и осталось столько же. Правда, в прошлый понедельник на правлении мы отказали в выдаче лицензий двум новым банкам.

НБЖ: Российские власти предъявляют серьезные претензии к банкам в связи с их нежеланием кредитовать реальный сектор экономики. Насколько остро такая проблема стоит перед Казахстаном?
Г. МАРЧЕНКО: У нас общий рост кредитного портфеля за прошлый год составил всего 2,5%. То есть проблема есть. Но при этом не забывайте, что мы в отличие от вас раньше вступили в кризис и весь прошлый год прожили в трудной ситуации. Именно поэтому государство через свои институты развития заводит в банки деньги — с тем, чтобы активнее шло кредитование малого и среднего бизнеса и аграрного сектора, рефинансирование части ипотечных кредитов.

НБЖ: Были ли на фронте борьбы с кризисом допущены какие-то серьезные ошибки?

Г. МАРЧЕНКО: Серьезных не было. Но катастрофически не успеваем по времени. Например, значительная часть средств, выделенных еще год назад на финансирование экономики, так до сих пор и не дошла до адресатов. И второй момент. Сегодня кризис затрагивает уже не только финансовый сектор, но и всю экономику в целом, поэтому меры должны быть адекватными. Разовая девальвация — как раз такая мера.

НБЖ: Сейчас на всякого рода конференциях и «круглых столах» эксперты довольно убедительно объясняют причины возникновения кризиса. Но никто не говорит о том, как нам побыстрее из него выйти…

Г. МАРЧЕНКО: Так всегда было. И в армии точно так: генералы всякий раз готовятся к прошлой войне. В 41-м против немцев выступала кавалерия Буденного. В 79-м в гиблые афганские горы против партизан бросили танковые колонны.
Сейчас главное, на мой взгляд -восстановить доверие. Вычленить группу людей и институтов, которым ты доверяешь, потом расширять этот круг. Банки начнут кредитовать только тех, кому они верят. В каких-то случаях надо подключать механизмы государственных гарантий. Когда нет доверия, нет и кредитов.

Факт

В 2008 году ВВП в Казахстане вырос на 3,9% (в предыдущем году — на 8,5%). По прогнозу МВФ, в текущем году этот показатель не превысит 1%. Инфляция по прогнозу останется примерно на том же уровне — 9%.

 

УКРАИНА: БАНКИ БЕЗ ШОКОЛАДА

На Украине — острый банковский кризис. По состоянию на 16 февраля уже в семи банках введена временная администрация, еще в десятке учреждений внешний управляющий может появиться со дня на день, так как они плохо осуществляют платежи и несвоевременно возвращают депозиты вкладчикам. Продолжается отток денег из банковской системы — по итогам января депозиты сократились еще на 5,1% по сравнению с началом 2009 года.

Действия властей остаются противоречивыми. Правительство увеличило уставные капиталы двух госбанков. Центральный банк клянется, что будет рефинансировать кредитные учреждения и поддерживать стабильный обменный курс валюты, но обещания не выполняются. Председатель Национального банка Украины Владимир Стельмах уже получил вотум недоверия Верховной Рады и ушел в длительный отпуск. Теперь его обязанности исполняет Анатолий Шаповалов, и он подвергается нещадной критике премьер-министра Юлии Тимошенко.
Судя по итогам работы банковской системы в 2008 году, активы украинских финансово-кредитных структур выросли более чем на 50%. Но наиболее занятно выглядят итоги IV квартала. Крупнейшие банки выглядят неплохо. В первой двадцатке лишь Проминвестбанк (уже куплен российским инвестором) и Родовид Банк (сменился председатель правления) показали небольшое сокращение активов, другие смогли показать рост cвыше 20%. Столь благостная картина объясняется курсовой разницей: более 80% активов банковской системы — это кредиты, большая часть из которых номинирована в иностранной валюте.

 

А вот с пассивной базой дела плохи. Объем депозитов сократился в каждом втором банке из первой двадцатки. Там, где введена временная администрация, это вообще правило. Банкиры не скрывают, что деньги изымают не только нервные «физики». Проблемы создают и крупные клиенты, которые без долгих объяснений снимают депозиты или вовсе переходят на обслуживание в другие финучреждения.
И все же по итогам года банки смогли добиться неплохой прибыльности: отдача на капитал составила 8,51% по сравнению с 12,67% годом ранее, рентабельность активов — 1,03% по сравнению с 1,5% в 2007 году. Лишь четыре банка — Международный инвестиционный банк, «Новый», АвтоКрАЗбанк и Кредобанк — показали убытки. Примечательно, что эти учреждения не значатся в экспертных списках тех банков, которые могут обанкротиться или сменить владельца в первую очередь. Наиболее проблематично выглядят банки, в которых произошло падение собственного капитала. Это — «Надра», Проминвестбанк, «Форум», «Финансы и Кредит», Брокбизнесбанк.
Среди банков, где уже введена временная администрация, относительно неплохо обстоят дела у Укрпромбанка, «Киева» и Западинкомбанка. Что касается банков «Надра», Проминвестбанк, «Национальный кредит» и «Причерноморье», то их балансы показывают, что им может помочь только банкротство или продажа новому собственнику.


 

 

В Проминвестбанке ввели временную администрацию еще 7 октября прошлого года. Банк входил в шестерку крупнейших, и его владельцы — семья Владимира Матвиенко, первого председателя НБУ — могли год назад продать его более чем за $1 млрд. Но сначала банк был обескровлен корпоративным конфликтом, а затем начался кризис. Поговаривают, что часть рефинансирования Матвиенко удалось обналичить и вывести из банка, однако это был уже не миллиард долларов.

Когда верстался номер

Всемирный банк готов выделить до $750 млн для восстановления капитализации украинских банков и около $1 млрд на инвестиции в инфраструктуру, сообщил директор ВБ по Украине, Белоруссии и Молдавии Мартин Райзер. Он отметил, что без финансовой реформы и консолидации банковского сектора невозможно «перезапустить» экономику этой страны. По данным Ассоциации украинских банков, 17 крупнейшим банкам требуется 25 млрд гривен для докапитализации. На эту цель в госбюджете Украины на 2009 год выделено около 44 млрд гривен. Правительство получит акции банков по номиналу в обмен на гособлигации, которые затем выкупит Нацбанк.

Судьбой Проминвестбанка заинтересовался даже МВФ, поставивший одним из условий предоставления кредита stand-by нахождение инвестора для него. Новый владелец, российский Внешэкономбанк, уже перечислил $390 млн на увеличение капитала. Не исключено, что ВЭБ станет спасителем еще одного украинского банка, «Национального кредита», которым управлял сын Владимира Матвиенко Павел.
Банк «Надра» проводил довольно агрессивную политику. Назойливый пиар, ребрендинг требовали средств, и банк много занимал. Минувшей осенью, когда над ним начали сгущаться тучи, акционеры, казалось, нашли инвестора — бенефициара RosUkrEnergo Дмитрия Фирташа. Однако премьер-министр Тимошенко, борясь с газовыми схемами, обвинила банк в валютных махинациях и незаконном получении рефинансирования. Тем самым она косвенно дала понять украинцам, что пора изымать деньги из банков. Если год назад уровень доверия к банкам превышал 70%, то в конце 2008 года этот показатель снизился до 25%, а сейчас едва достигает 10%. Человек, оформляющий срочный депозит, выглядит ненормальным.

Укрпромбанк, не исключено, станет собственностью российского Альфа-Банка. А вот небольшой банк «Причерноморье», который оценивается в $20-25 млн, может быть просто признан банкротом.
Рефинансирование и рекапитализация стали основой помощи банкам во многих странах. Украине не удалось избежать избыточной политизации этого процесса. Правительство обвиняло банки в том, что они используют полученные средства для банальной скупки иностранной валюты, а Нацбанку так и не удалось аргументированно опровергнуть эти утверждения.
В январе НБУ практически не рефинансировал банки. Это привело к тому, что некоторым учреждениям пришлось занимать на межбанке под 130% годовых. Массовыми стали задержки платежей.
Рефинансирование восстановилось лишь после того, как кабмин и НБУ согласовали постановление, по которому правительство направляет в НБУ своего представителя в лице первого вице-премьера Александра Турчинова с правом совещательного голоса. Но НБУ отстоял право не согласовывать операции в рамках постоянно действующих линий рефинансирования «овернайт», операций репо и своп, операций с государственными ценными бумагами, а также рефинансирование под обязательства, обеспеченные госгарантиями.
На Украине, несмотря на острый банковский кризис, нет беззалогового рефинансирования, да и деньги сроком на один год предоставляются не часто. По словам банкиров, оформление залога и других документов при операциях рефинансирования может занимать до двух месяцев, по истечении которых выясняется, что время упущено. В неофициальных комментариях банкиры жалуются на то, что чиновники НБУ вымогают взятки за предоставление рефинансирования.
Специалисты отмечают, что банковская система Украины находится на пороге резкого сокращения числа банков. Степень концентрации в ней невысока: десять крупнейших финансово-кредитных структур едва контролируют 50% совокупных активов национальной банковской системы. По мнению специалистов, кризис в первую очередь нанесет удар по региональным организациям, и число кредитно-финансовых учреждений уменьшится со 186 до сотни. Значительно вырастет роль иностранных финансово-банковских групп, в том числе российских. Возможно, государство выступит в качестве потенциального акционера, но пока состояние украинского бюджета и невнятная политика властей не указывает на реальность частичной национализации банковской системы в ближайшей перспективе. В частности, о создании государственного агента для помощи учреждениям финансового сектора сейчас ходят только разговоры.

ПРИБАЛТИКА: ПОХМЕЛЬНЫЙ СИНДРОМ

Страны Балтии, строившие радужные платы присоединения к еврозо-не еще в позапрошлом году, теперь намереваются войти не ранее 2010 года. Но до этого им предстоит преодолеть обрушившийся на них кризис. Помимо стандартных экономических неприятностей — бюджетного дефицита, спада производства и роста безработицы — они должны пережить последствия кредитного бума, начавшегося после того, как их банковская сфера была почти полностью захвачена банками Скандинавии.

Устоят ли прибалтийские валюты перед кризисом? Этот вопрос волнует как экономистов, так и жителей Балтии. Что касается правительств этих стран, то все они отвергают возможность девальвации, надеясь на финансовую помощь как со стороны МВФ, так и более благополучных стран Евросоюза.
Тем не менее эксперты отмечают, что гарантировать ничего нельзя, так как нижняя точка кризиса еще не пройдена. Аналитики Nordea Markets утверждают, что производство в странах Балтии будет падать не только в этом, но и в будущем году. Сильнее всего «провалится» экономика Латвии, которая еще недавно готовила себя к роли финансового центра региона. В 2009 году ВВП в этой стране сократится на 6,6%, в 1010 году — на 2%. В меньшей степени пострадает Эстония, у которой объем ВВП в 2009 году снизится на 4,5%, а в 2010 году — на 1%. Что касается Литвы, то ее показатели снизятся в текущем году на 3%, а в будущем — на 0,5%.
Большие сомнения в том, что прибалтийским валютам, жестко привязанным к евро, удастся избежать девальвации, высказывает профессор экономики университета Нью-Йорка Нуриэль Рубини, еще два года назад предрекший нынешний спад в США. По его мнению, в условиях экономического спада фиксированный валютный курс — это «формула несчастья». «Принимая во внимание ухудшение экономической ситуации, привязка валютного курса становится все более проблемной, и в стране начинается валютный кризис, — заявил он, выступая в феврале в Москве на ежегодном экономическом форуме „Тройки Диалог“. — Валютный кризис превращается в банковский кризис, кризис на рынке жилья, кризис госдолга. Он становится корпоративным кризисом, поскольку в каждом сегменте этих экономик имеются большие суммы иностранных долгов».  
О том, что страны Балтии испытывают сложности со сведением платежного баланса, говорит динамика золотовалютных резервов. Во втором полугодии прошлого года, по данным МВФ, запасы иностранной валюты в Латвии уменьшились на 20%, упав до $5,3 млрд.
В Литве их размер сократился на 13% до $6,3 млрд, а в Эстонии этот показатель снизился на 5% до $3,9 млрд.
Экономические проблемы первыми настигли Эстонию. За 2008 год размер ВВП сократился на 9,4%, сообщил департамент статистики страны. Несмотря на то что курс эстонской кроны привязан к евро (1 евро = 15,65 эст. кроны) , рост дороговизны оказался значительным. Индекс цен производителей в декабре 2008 года составил 5,2%, сократился объем внешней торговли, стоимость производства выросла на 5,2%. Это отразилось на потребительских ценах, которые за год увеличились на 6,1%, в том числе цены на продовольственные товары возросли на 11,8%. Сильно пострадал рынок недвижимости. По данным земельного департамента, по итогам 2008 года общее число сделок с недвижимостью упало на 30%.
В минувшем году правительство несколько раз корректировало бюджет, сократив рост пособий и минимального уровня заработной платы, повысив акцизы на топливо, алкоголь и табак, а также введя налог с оборота на отопление. Установлена плата за доставку пенсий и пособий на дом. Однако в будущем от правительства могут потребоваться и другие непопулярные и трудные решения, считают эксперты.
Инвестиционные фонды в минувшем году потеряли 11 млрд крон, число частных инвесторов снизилось примерно на треть. Что касается банковской сферы, то в Банке Эстонии утверждают, что беспокоиться не о чем. Вклады частных лиц, а также малых и средних предприятий обеспечены на 100%, если они не превышают 782330 крон, или 50 тыс. евро. На суммы, превышающие этот уровень, сохраняется право требования к обанкротившемуся банку.
Эстонские банки почти поголовно интегрированы в скандинавскую банковскую систему. На долю Swedbank, SEB Pank, Sampo Pank и эстонского филиала банка Nordea приходится более 94% всех активов. Поэтому многие политики, обращая внимание на то, что положение в банковской системе стран Северной Европы стабильное, утверждают, что и эстонским банкам ничего не грозит.
Неизменными остаются заявления о вступлении в зону евро. В частности, глава Банка Эстонии Андрус Липсток считает, что основная задача финансового сектора на среднесрочную перспективу — подготовка к введению евро. Это займет, по его мнению, два-три года.
Литва с начала года стала втягиваться в рецессию. Как считает министр финансов страны Альгирдас Шемета, в этом году ожидается падение ВВП на 4,8%, но в 2010 году положение начнет улучшаться и снижение составит только 0,2%. По данным Департамента статистики, в 2008 году экономика страны выросла, но только на 3,2% по сравнению с 8,9% в 2007 году. При этом уровень инфляции по итогам 2008 года достиг 11,11%. Это выше, чем в Эстонии, но ниже, чем в соседней Латвии. Поэтому эксперты считают, что спад в стране будет не особенно долгим и признаки оздоровления могут появиться уже в конце нынешнего года.
Пока же ситуация в экономике ухудшается, и правительство предпринимает меры, чтобы удержать дефицит бюджета в пределах 2,1%. В финансовой сфере сохраняется стабильность. С тем, чтобы сбить утечку вкладов из банков, правительство в октябре резко подняло уровень страхования. Оно увеличило сумму вклада, застрахованного на 100%, с 22 тыс. евро до 100 тыс. евро.
Однако основное внимание экономистов приковано к положению в других странах Северной Европы, так как почти 90% банковских активов Литвы контролируются скандинавскими банками. Этот показатель постоянно меняется. По данным Банка Литвы, по итогам 2007 года доля нерезидентов в капитале банков снизилась на 2,3 процентных пункта и составила 87,6%. Львиная доля иностранного капитала представлена банками Скандинавии.
Всего лицензию Банка Литвы имеют 9 коммерческих банков. Кроме этого в стране действуют 4 иностранных банковских филиала и 4 представительства иностранных банков.
«Латвийская экономика находится в состоянии клинической смерти», -такое пугающее заявление прозвучало в конце января из уст управляющего Банка Латвии Илмарса Римшевича. Едва ли глава латвийского ЦБ сильно преувеличивал. Страна переживает самый сильный спад среди стран ЕС. ВIII квартале прошлого года размер ВВП по сравнению с тем же периодом предыдущего года упал на 4,6%, обанкротились многие предприятия. В стране надо срочно реанимировать банковское кредитование, для чего требуется срочно начать использование кредита, полученного от МВФ, утверждает главный банкир страны.
Банковская сфера испытала сильное воздействие финансового кризиса. По данным Банка Латвии, в 2008 году операционная прибыль финансово-кредитных учреждений упала на 76,2% по сравнению с показателями 2007 года. Доля «плохих» кредитов, выданных жителям страны, достигла 2,5%. По словам главы Ассоциации коммерческих банков Латвии Теодора Тверий-онаса, проблемы с выплатами займов испытывают около 20 тыс. человек.

Кстати…

В Латвии надо срочно реанимировать банковское кредитование, для чего требуется срочно пустить в дело кредит МВФ, утверждает главный банкир страны Илмарс Римшевич.

Сегодня в стране действует 21 банк и пять филиалов иностранных банков. Согласно данным Комиссии по финансовым рынкам и рынкам капитала, в конце 2008 года доля иностранных акционеров в капитале банков составляла 77,3%. В 11 банках их доля превышает 50%.
Государству принадлежит только один банк, Latvijas Hipoteku un zemes banka (Латвийский ипотечный и земельный банк) , на долю которого приходятся 5,5% оплаченного банковского капитала. Сейчас он стал владельцем также 85% Parex Banka, который недавно был на грани банкротства.
Всего Латвия рассчитывает получить до 2011 года порядка 7,5 млрд евро в виде помощи от МВФ, Еврокомиссии, а также ряда международных организаций. Минфин считает, что эти средства надо использовать на покрытие дефицита госбюджета, который уже в этом году достигнет 4,9% ВВП, рефинансирование госдолга, а также на поддержку предприятий общественного и частного секторов.
Однако меры жесткой экономии предпринимаются правительством уже сегодня. Так, принятая программа предусматривает сокращение числа работников и снижение заработной платы в госсекторе на 15%. Кроме того, ожидается снижение ставки подоходного налога с 25% до 23%, зато будет увеличена ставка НДС с 18% до 21%. Конца трудностям еще не видно.

Авторы: Кирилл Оживар, Андрей Блинов, научный редактор журнала «Эксперт Украина», генеральный директор Института изучения России, Игорь Пономарев

Источник: NBJ

Поделиться

Комментарии