Время испытания

0

Пора выяснить, насколько российское финансовое законодательство соответствует Конституции.

Качество российского законодательства — острая тема, которую еще недавно избегали затрагивать. За последние восемь лет был принят большой законодательный массив вкупе с подзаконными актами, но он часто не отвечает, а порой даже противоречит потребностям финансовой сферы и действующих в ней субъектов. Юристы также указывают, что законодатели вложили в тексты некоторых нормативных актов положения, которые могут стать основой для грубого нарушения конституционных прав участников рынка.
Об этом говорили участники заседания Комиссии по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков Ассоциации юристов России. Эксперты отметили, что минувшие годы были периодом активного экономического роста, который был вызван не особыми условиями российского рынка, а исключительно высокими мировыми ценами на энергоносители. Отчасти это и определило содержание принятых нормативных актов, которые больше учитывали фискальные интересы государства, чем нужды бизнеса.
НЕДЕТСКИЕ БОЛЕЗНИ
Россия — новичок в рыночной сфере. Участники заседания признали, что в стране мало эффективных собственников и государственных управленцев. Но еще важнее то, что в России неэффективное законодательство, которое не дает должной защиты участникам рынка.
Отчасти это — тяжелое наследие прошлого. В стране не сформировалась традиция защиты права частной собственности. А в кризисное время режим такой защиты должен быть усилен. Это обязано делать государство, но не за счет банков. Нельзя решать проблемы должников за счет вкладчиков, нарушая их права как собственников.
Нормативные документы, которые регулируют сферу финансов, сегодня требуют очень тщательного концептуального осмысления, так как они забиты «остатками» и подходами советского законодательства. Значительную часть составляют плохо переведенные нормы американского и европейского законодательства, которые попытались интегрировать в нашу практику, несмотря на огромную разницу в уровнях развития.
Участники дискуссий высказались в пользу создания под эгидой Ассоциации юристов России рабочей группы, которая занималась бы кризисными
проблемами и мерами конституционно-экономического противодействия. В рамках этой работы следует оценить массив законодательства с антикризисных позиций и разработать предложения по совершенствованию действующей нормативной базы и по ее применению. Сегодня же суды оставлены один на один с плохими законами, которые они используют в силу своего понимания или непонимания.
ОБРАЩЕНИЕ К КОНСТИТУЦИИ
Плачевным состоянием российского законодательства вызваны разговоры об антикризисных актах. По мнению вице-президента Международного союза адвокатов Петра Баренбойма, антикризисное законодательство — это нормальное законодательство, которое принимается и в период роста, и в период стагнации, но учитывает возможности кризисных явлений. Российские законы этим не блещут.
Если в условиях кризиса изменять законодательные акты, а потом править и подзаконные акты, то это займет очень много времени. Есть другой путь. Конституция — юридический документ прямого действия, она содержит определенный набор принципов и норм, регулирующих экономику. Поэтому с правовой точки зрения будет правильным обращаться к ней в тех случаях, когда действующий закон противоречит конституционным нормам.
В России этого не происходит или происходит крайне редко. Но у каждого судебного органа есть право, в ситуации, когда закон или его положения противоречат Основному закону, приостановить рассмотрение дела и направить запрос в Конституционный суд. Такая практика является более распространенной.
По мнению П. Баренбойма, обращение к Конституции в случаях, когда закон ей противоречит или рассматриваемая ситуация не имеет юридического регулирования, важно именно в кризисных условиях. Ведь именно в таких случаях суды подталкиваются к неправовым действиям.
КУПИ СЕБЕ НЕМНОГО АКЦИЙ
Некоторые нормы, принятые законодателями, вызывают недоумение. Так, в 2006 году закон «Об акционерных обществах» пополнился главой 11-прим., которая регулирует принудительный выкуп акций в акционерном обществе. Она обязывает любого, кто приобрел более 30% акций предприятия, в течение 35 дней приобрести оставшиеся 70%. При этом он обязан объявить свою цену выкупа, и она не может изменяться в сторону уменьшения!
Когда возникает такая ситуация, то акционер обращается в банк за гарантией, но банк выдать ее не в силах, ведь котировки акций не только растут, но и понижаются. Эта норма противоречит принципам свободы экономической деятельности. По мнению генерального директора АСВ Александра Турбанова, интересы стратегического инвестора, выкупившего 30% акций и обязанного в течение пяти недель выкупить остальные 70%, должны быть защищены.
Проблема такая есть, но масштабы ее невелики, считает директор центра экономических исследований МФПА Сергей Моисеев. По его словам, есть полтора десятка банков, на акции которых существуют рыночные цены. Однако пакеты, которые можно было бы сформировать из этих акций, едва ли достигнут 30%.
Как отметили выступавшие, полтора года назад Конституционный суд столкнулся с этой проблемой. Кризиса тогда не было, тем не менее судьи указали, что при определении цены акций следует ориентироваться на рынок ценных бумаг, если он не полностью искажен.
ЛИЦЕНЗИЯ ИЛИ РЕШЕТКА?
Однако регулированием АО чудеса нормотворчества не исчерпываются. В Уголовном кодексе есть ст. 172, которая вводит уголовную ответственность за нарушение банкирами лицензионных требований и условий.
Предыдущая ст. 171 также касается лицензируемой деятельности. И здесь все понятно: выдавая лицензию на определенный вид деятельности, правительство принимает постановление, в котором указывает все требования к организации, получившей лицензию. Но банковская деятельность — особая, в ней причины отзыва лицензии могут быть совершенно не связаны с нарушением лицензионных требований и условий. Банк может ее лишиться в результате несостоятельности заемщиков, оттока вкладчиков и т.д.
И тут следственные органы поднимают статьи Гражданского кодекса, посвященные банковской деятельности, находят в них понятие «обычай делового оборота» и принимают их за условия лицензирования. Так они получают основание для привлечения к суду. Теперь за нарушение нормы Гражданского кодекса может возбуждаться уголовное дело.
Такие дела — редчайшие, но они есть. В частности, как отметили выступавшие, в Таганском суде судья Ларина отправила за решетку шестерых руководителей банка «Нефтяной» именно по ст. 172. В качестве нарушения лицензионных требований был назван тот факт, что вокруг банка действовали около полутора десятков «технологических фирм», которые были оформлены на подставных лиц, но руководились работниками банка. Сейчас следственный комитет МВД расследует несколько дел, в которых фигурирует ст. 172. При этом следователи рассматривают лицензионные требования и условия именно как обычаи делового оборота.
ПОРА ЛЕЧИТЬСЯ
По мнению А. Турбанова, появление таких статей — болезни роста. «Наша рыночная экономика рождается с колес и очень быстро. Многие детали такого законодательства неизвестны не только самим законодателям, но и специалистам, которые этими вопросами занимаются. Однако надо вносить исправления, чтобы такие неточности не наделали вреда», — считает он.
Важность работы над законодательством подчеркнул руководитель консалтинговой группы «Банки. Финансы. Инвестиции» Александр Хандруев. «В условиях глобального кризиса становится очевидным, что финансовая архитектура изменится кардинально. У многих экспертов есть глубокая убежденность, что мы будем жить в новом мире», — отметил он. В новой системе координат будут иметь большое значение требования к прозрачности и законодательная ответственность за непрозрачность, уверен А. Хандруев.
кстати…

Нормативные документы, которые регулируют сферу финансов, забиты «остатками» и подходами советского законодательства.

 

Автор: Игорь Пономарев
Национальный банковский журнал

Поделиться

Комментарии