Вывод активов — с обязательствами

0

В этом году в США сложилась ситуация, когда объем застрахованных вкладов банка, находящегося в предбанкротном состоянии, мог превысить общую сумму их фонда страхования вкладов.

И если бы страховой случай все же наступил, то технический дефолт фонда был бы гарантирован. Но этого не произошло, потому что депозиты проблемного банка вместе с активами передали банку-приобретателю, а недостающую из-за нехватки активов или их низкой стоимости разницу доплатили.

Когда в России принимался Федеральный закон № 175-Ф3 «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года», регламентирующий подобные механизмы у нас, было много жарких дискуссий. Нормы, связанные с передачей активов и обязательств, действительно, вызывают неоднозначное отношение, потому что в Гражданском кодексе, например, записано, что нельзя передавать обязательства без разрешения самого кредитора. Но есть другие нормы закона, которые позволяют это сделать.

Тем не менее, антикризисный закон принят, он работает успешно. На мой взгляд, это очень продвинутая система. Кстати, насколько я знаю, на базе этого закона сейчас разрабатывается аналогичный законопроект о банкротстве страховых компаний. Там эта проблема стоит еще более остро, потому что нужно передавать страховые полисы, а страховые случаи могут наступить или не наступить. И после банкротства, разумеется, прежняя компания не может их урегулировать, что налагает свой отпечаток на процедуры передачи активов и обязательств. Но там тоже пытаются реализовать подобную схему, взяв за основу наш закон.

Мы иногда читаем в прессе, что, дескать, Агентство, которое призвано бороться с выводом активов, само выводит активы из банка. Все правильно, но забывают написать, что активы передаются с обязательствами.

Если проводить исторические параллели, то можно вспомнить, например, как десять лет назад в АРКО мы применяли механизм, который поначалу шокировал акционеров проблемных банков. Мы списывали капитал до 1 рубля, а потом проводили эмиссию. Я помню, что с нами судились все. Как же так, мы лишаем их собственности, это же просто безобразие, коммунизм какой-то! На самом деле, если посмотреть на развитые страны, то и там этот механизм присутствует. Потому что если ты потерял акции экономически, то ты потерял их и юридически. Тогда эта норма вызывала серьезные споры, мы даже дошли до Конституционного суда. В итоге Конституционный суд подтвердил ее правомерность. И сегодня, когда мы обоснованно списываем капитал, это, слава Богу, ни у кого вопросов не вызывает. Тем более, если реально капитал уже отрицательный.

Вокруг механизма передачи активов и обязательств горячие споры продолжаются до сих пор. В прессе иногда попадаются комментарии, что, дескать, Агентство, которое призвано бороться с выводом активов, само выводит активы из банка. Все правильно, активы действительно передают другому банку. Только забывают написать, что вместе с этим передают и обязательства перед кредиторами первой очереди.

Когда случается дискуссия на эту тему, я говорю: «Давайте отыграем назад, посмотрим, что было бы, если бы мы этого не сделали». Совершенно очевидно, что в случае ликвидации те же самые активы имели бы совсем другую — ликвидационную стоимость. А когда мы передаем банку-приобретателю, например, филиальную сеть, мы одновременно с ней передаем сотрудников, договоры аренды, неотделимые улучшения арендуемых офисов, которые при ликвидации ничего вообще бы не стоили. И еще при ликвидации мы заплатили бы сотрудникам выходные пособия за три месяца, а в некоторых районах — за 6 месяцев. То есть расходы были бы совершенно другие. И тогда для кредиторов третьей очереди, которые сейчас обычно проявляют недовольство, остались бы совсем другие деньги. Если вообще остались бы.

Я надеюсь, суды нас поддержат, потому что с точки зрения здравого смысла совершенно очевидно, что эта процедура выгодна, в том числе и для кредиторов третьей очереди, которые почему-то думают, что выводятся активы. Активы-то вывели, но, еще раз повторюсь, — вместе с обязательствами перед кредиторами первой очереди.

Что интересно, такая процедура выгодна и кредиторам первой очереди, прежде всего вкладчикам. Как ни странно, все уже знают, что мы выплачиваем возмещение через 14 дней, люди в этом уверены. Но все равно для любого вкладчика это стресс, переживания, хлопоты: надо идти в офис другого банка, писать какие-то заявления, забирать деньги, которые в этот момент, как правило, не нужны, то есть надо опять думать, как ими распорядиться… Чтобы оставить их в банке, который выплачивает возмещение от имени АСВ, нужно разбираться, что это за банк, знакомиться с ним, узнавать условия… То есть при всей надежности возмещения это все равно определенные психологические сложности.

При выплатах страхового возмещения через банк-агент в нем остается около 30% вкладчиков. При передаче активов и обязательств новому банку в нем остается до 70% вкладчиков.

И вот любопытная статистика. Если страховой случай произошел и начались выплаты возмещения через банк-агент, то в этом банке-агенте оседает всего около 30% вкладов. То есть треть вкладчиков обанкротившегося банка получают деньги и тут же размещают их во вкладах банка-агента, который в этом, конечно, очень заинтересован. А вот если применена процедура передачи активов и обязательств, то оседаемость вкладов составляет 70%. Почему? Да потому что вкладчику не надо идти в новое отделение, вообще даже не надо снимать деньги. Не надо стоять в очереди с другими такими же вкладчиками, как это бывает при страховых выплатах. Достаточно дождаться срока истечения вклада и переоформить договор с теми же операционистами. Вкладчики это почувствовали. С их стороны вообще нет каких-либо серьезных жалоб.

Другой важный момент — мы спасаем квалифицированные кадры. Не руководство, которое, видимо, при новом собственнике вряд ли сохранит должности, а среднее и низовое звено, вина которого в проблемной ситуации минимальна. И мы не тратим средства на выплаты им пособий, как это было бы в случае ликвидации. То есть опять же сохраняем средства для кредиторов следующей очереди.

Поэтому я считаю, что механизм одновременной передачи активов и обязательств от проблемного банка к банку-приобретателю должен стать постоянной мерой, а не только специальным решением в кризисной ситуации. Такой механизм должен быть применим и после кризиса. Уже за эти полгода с помощью механизма передачи активов и обязательств мы сэкономили более 11 млрд рублей Фонда страхования вкладов.

 

Автор: Валерий Мирошников, первый заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов
Источник: Журнал «Банковское обозрение»

Поделиться

Комментарии