Проверяйте фронт-офис на полиграфе

0

Чтобы полностью исключить вероятность внутреннего мошенничества, по мнению вице-президента банковской группы «Мой банк», первого вице-президента Ассоциации региональных банков России Владимира Гамзы, около 40% сотрудников банка придется пройти полиграф. Какие существуют виды мошеннических операций и как их можно предупредить, «БО» рассказал Владимир Гамза.

— Владимир Андреевич, по вашему мнению, в кризисный период риски безопасности для банков увеличиваются? Если да, то какие?

— Конечно, увеличиваются. Люди, потерявшие постоянный источник заработка, иногда вынуждены идти на противоправные действия. Но уровень рисков повышается не только в банковской сфере. С ростом социальной напряженности вследствие финансового кризиса криминогенная обстановка ухудшается во всем мире.

Если говорить о том, какие риски возрастают, то, безусловно, в кризисный период в первую очередь выросли кредитные риски. Эти риски можно разделить на три больших блока.

Первый блок — получение кредита с использованием мошеннических схем. В неблагоприятной экономической обстановке количество преступных посягательств может увеличиться. Однако стоит отметить, что кризис не оказал никакого влияния на природу подобных мошеннических операций, а потому и методы их пред­отвращения в целом не изменились.

— И каковы методики противодействия кредитному мошенничеству?

— У каждого банка обязательно должно быть три регламентирующих документа. Первый — кредитная политика банка, в которой подробно описывается портрет потенциального заемщика, все его основные характеристики и параметры. Второй — порядок предоставления кредитов, в котором четко регламентирован механизм оформления займа, сбора и проверки документации. Третий — методика быстрого реагирования на проблемы, возникшие у заемщика.

Но эти документы нужны не для галочки, а для жизни. То есть все написанное там должно исполняться на практике. К сожалению, именно на этом этапе обычно и возникают проблемы. В большинстве кредитных организаций такие документы есть, и они реально действуют, так как написаны кровью предыдущих потерь.

Очевидно, что такие методики могут отсекать и добросовестных клиентов, которые не проходят по каким-то параметрам. Но это необходимая потеря. Я хочу еще раз повторить, что в условиях кризиса важно четко следовать внутренней кредитной политике банка.

Некоторые мошенники создают целую виртуальную компанию с полным набором фиктивных документов, не противоречащих друг другу.

— Следование внутренним регламентам позволит полностью исключить вероятность проведения мошеннических операций?

— Конечно, нельзя полностью исключить вероятность проникновения мошенников.

Есть такие понятия, как полная подделка и частичная подделка документов. Когда преступник предоставляет в банк пакет документов, в котором фальсифицирована только небольшая часть документов, службе безопасности не составит большого труда обнаружить в нем фальшивку, потому что липовые бумаги, как правило, противоречат реальным по формальным и содержательным признакам. Но некоторые мошенники создают целую виртуальную компанию с полным набором фиктивных документов, не противоречащих друг другу. И обычно такой клиент выглядит очень убедительно.

Года два назад был нашумевший случай, когда житель Калининграда оформил кредиты в десятке крупнейших банков под несуществующий бизнес. Он водил сотрудников банка в арендованный склад, в котором стояли коробки якобы с медицинским оборудованием. Таким образом «успешный» предприниматель предоставил в качестве залога по кредиту в несколько миллиардов рублей пустые коробки, а все его «документы» были в идеальном состоянии.

Правда, создание видимости благополучия требует от мошенников значительных стартовых вложений, в частности, на аренду недвижимости, наем сотрудников или актеров, формирование кэш-флоу. Поэтому подобные махинации бывают достаточно редко, и, как я уже отмечал, злоумышленники чаще используют схему с частичной подделкой документов. Проверка документов согласно регламенту обычно позволяет выявить мошенников.

— Какие еще виды кредитного мошенничества существуют?

— Второй вариант, когда добросовестный клиент, попав в тяжелую финансовую ситуацию, пытается защитить свои интересы в ущерб банку, не совершая при этом преступных действий. Чаще всего это происходит путем злоупотребления правом, то есть человек пытается найти правовые механизмы, которые можно было бы использовать в свою пользу.

Например, для получения большой суммы кредита заемщику необходимо получить одобрение совета директоров. Иногда после оформления всей необходимой документации и перечисления средств на счет клиенту «вдруг» кто-то из членов совета директоров начинает оспаривать вынесенное ранее решение, ссылаясь на то, что не был на совете, или на то, что в протоколе неправильно учтен его голос. В таком случае, согласно закону, сделка признается недействительной. Дальше должно следовать расторжение кредитного договора с отменой обеспечения и возврат средств. Но возврат средств бывает уже невозможен. Эти действия наносят значительный ущерб банку, но при этом не являются противозаконными.

Промежуточный способ ухода заемщика от ответственности — это когда клиент оформлял кредит, не имея преступных намерений, но после ухудшения финансового положения прибегнул к криминальным способам защиты своих интересов. В качестве примера таких противоправных действий можно назвать фальсификацию документов, вывод активов, умышленное банкротство. В условиях кризиса это наиболее распространенная схема мошенничества.

Есть менее криминальный вариант, когда после получения кредита финансовое положение заемщика ухудшилось и он не хочет расплачиваться с банком. В этом случае клиент намеренно драматизирует картину, например, создает видимость, что у него нет никаких источников доходов, хотя работает без контракта за наличный расчет. Такого заемщика очень сложно привлечь к ответственности.

«Успешный» предприниматель предоставил в качестве залога по кредиту в несколько миллиардов рублей пустые коробки, а все его «документы» были в идеальном состоянии.

— Как предупредить возникновение подобных ситуаций, ведь они могут сильно ударить по финансам самого банка?

— Предупредить такие ситуации очень сложно. Например, человек делает поддельные документы, чтобы потом мошенническим способом получить кредит. Изготовление поддельных документов уже является противозаконным, а использование поддельных документов в преступных целях — это уже попытка хищения денежных средств. Когда для совершения преступления дополнительно используются различные криминальные средства, его проще выявить, потому что есть материалы, подтверждающие наличие злого умысла. Когда нет прямых улик, то иногда бывает невозможно доказать преступление.

Если правильно построить работу с клиентом, то можно доказать, что его действия по уходу от ответственности были умышленными. Для этого достаточно предусмотреть в кредитном договоре или допсоглашении к нему список действий, которые могут быть расценены как криминальные и которые заемщик обязуется не совершать. Такие меры помогут избежать ситуации, когда недобросовестный заемщик скажет, что он не платил по кредиту или укрывал доходы по неведению. Кроме того, очень важно отработать четкий механизм реагирования на ухудшение финансового положения заемщика. Сразу после того, как появляется информация о том, что клиент не перечислил очередной транш или у него упали объемы денежных потоков, или начали предъявлять претензии третьи лица, надо выяснить истинное положение дел и при этом обязательно письменно зафиксировать разъяснения по этому поводу самого заемщика. В случае вывода активов его действия будут расценены либо как умышленное введение в заблуждение банк, либо как умышленное доведение предприятия до банкротства.

— Банки используют такие механизмы на практике?

— Если до 2008 года банки наращивали кредиты любой ценой, конкурировали между собой в борьбе за заемщика, то сегодня ситуация изменилась. Я знаю, что очень многие банки на сегодняшний день эти процедуры отстроили.

В связи с тем, что работы по выдаче кредитов стало меньше, появились свободные руки и, соответственно, возможность более тщательно работать с залогами и теми заемщиками, которым уже выдан кредит.

— Кто чаще пытается совершить мошеннические операции — физические или юридические лица?

— По количеству мошеннических операций больше на счету физических лиц. Однако финансовый ущерб банку, как правило, больше наносят мошеннические действия юридических лиц.

— Экспресс-кредитование для преступников, наверное, является широким полем для деятельности?

— В экспресс-кредитовании используется скоринговая система оценки заемщиков. Любая скоринговая система работает на основе закона больших чисел, то есть кредитное решение выносится на основании накопленного прошлого опыта. Понятно, что мошенник, знающий, как работает скоринговая система, может легко ее обойти. Если в связке с ним работает кредитный инспектор, то защита скоринговой системы практически бессильна.

Статистика мошеннических операций, значительная часть которых произошла в период активной выдачи необеспеченных экспресс-кредитов, свидетельствует о том, что злоумышленники в основном действуют группами. Очень опасно, когда внутри банка появляется «крот», который имеет доступ к внутренней информации, особенно к системе расчетов. Тогда для кредитной организации последствия могут быть самыми тяжелыми.

— Какой ущерб понесли банки, не имея еще опыта отсеивания мошенников?

— Я думаю, что в той или иной степени пострадали все банки, у которых были скоринговые системы экспресс-кредитования. Это побочный эффект системы скоринга. Невозможно создать скоринг, который нельзя было бы обойти, потому что он основан на формальных признаках, и если человек точно знает, как построена эта система, он сможет ее обойти.

Если правильно построить работу с клиентом, то можно доказать, что его действия по уходу от ответственности были умышленными.

— Как можно защититься от внутренней угрозы?

— Наличие четких регламентов, разграничение доступа, распределение полномочий, система внутреннего контроля и безопасности, очень тщательный отбор сотрудников.

Очень многие банки сейчас стали использовать полиграф. Я 26 лет преподаю криминалистику в Академии ФСБ и знаю лично людей, которые в течение десятилетий работали над созданием полиграфических методик, поэтому могу уверенно сказать, что полиграф сегодня самая эффективная машина для отсеивания подозрительных людей. Конечно, ни одна машина не может проникнуть в психологию человека, потому что она не поддается строгому математическому анализу. Полиграф не говорит, что сотрудник ворует в данном банке, но говорит, что в определенной области у него есть проблемы, например, связанные с хищением или злоупотреблением служебным положением.

Я достоверно знаю, что среди людей, не прошедших проверку на полиграфе, не все преступники. Это могут быть очень эмоциональные люди, лишь «мечтавшие» совершить преступление или совершившие мелкий проступок. Например, кредитный инспектор по какому-то кредиту получил вознаграждение от клиента, но он эмоционален и будет каждый раз бурно реагировать на эту ассоциацию, и полиграф покажет наличие проблем.

— Но, наверное, невозможно всех сотрудников проверить на полиграфе?

— Я бы советовал проверять весь фронт-офис, то есть тех, кто ведет бизнес, кто может манипулировать расчетами, кто допущен к конфиденциальной информации, а также тех, кто является материально ответственным лицом. Наверное, под эти критерии попадет около 40% сотрудников.

— Но если все-таки нет возможности проверить сотрудников на полиграфе, какие еще есть методы?

— Сбор информации. Сегодня одним из наиболее полных информативных источников является Интернет. Люди порой и не предполагают, сколько о них информации «гуляет» по Интернету. Поэтому Интернет — один из базовых источников информации о потенциальном сотруднике.

Понятно, что мошенник, знающий, как работает скоринговая система, может легко ее обойти.

— Но нанять специального сотрудника только для сбора информации могут себе позволить далеко не все банки…

— Многие банки не понимают, что потеря кредита имеет последствия в несколько раз серьезнее, чем трата денег на обеспечение безопасности. Заработная плата сотрудника банка в сфере безопасности составляет около 60 тыс. рублей в месяц, значит, в год он получит 700 тыс. рублей. А кредиты выдаются по 10, 15, а то и 100 млн рублей. Сколько на эти деньги можно содержать одного сотрудника? Очень много лет.

Сравните, западные банки тратят на безопасность третью часть своего бюджета, а расходы крупных российских банков составляют не более 10%.

Если сбор информации о сотрудниках или крупных клиентах может быть поручен на постоянной основе одному-трем сотрудникам, то лучше держать штатных специалистов, потому что это будет гарантией достоверности предоставленных сведений. Маленькому банку, конечно, нет смысла держать специального человека. Такой банк по мере необходимости может обратиться в специальные учреждения.

Многие банки в кризис вообще экономят на безопасности. Но я считаю, что это неправильный подход, потому что потом последствия могут быть очень серьезными.

— А вам приходилось выявлять у себя в банке мошенников?

— Было и такое.

— Как удалось их выявить?

— То, что человек злоупотребляет своим служебным положением, заметно по его материальному положению. Очень сложно иметь деньги и не тратить их. Если вдруг рядовой специалист, как раньше говорили, приехал на шестисотом «мерседесе», то сразу возникает резонный вопрос: «Откуда?»

— Часто возникают ситуации, когда мошенники начинают действовать изнутри?

— Не часто, но регулярно. Нельзя жить в обществе, которое в значительной степени подвержено коррупции и криминалу, и быть полностью свободным от его неблагоприятного воздействия. Коррупция и криминал проникают во все организации, включая банки. Поэтому система защиты банка должна обеспечивать безопасность не только во внешнем контуре, но и изнутри. Люди очень сильно меняются под воздействием постоянного соблазна. Выдержать его негативное воздействие мало кому дано. В определенный момент может сработать система психологической защиты, то есть сознание человека дает сигнал поддаться соблазну, чтобы не сойти с ума.

Чтобы избежать таких ситуаций, нужно периодически проверять и обновлять своих сотрудников. У американцев абсолютно правильный подход: человек слаб и в нем постоянно борются положительные и отрицательные мотивы, поэтому ему нельзя создавать условия, при которых его психика не выдержит воздействия соблазнов. Самое надежное средство — периодически менять место работы сотрудника. Исходя из этого убеждения, американцы не позволяют человеку работать на одном месте более пяти лет.

— Система видеонаблюдения может обеспечить внутренний контроль?

— Видеонаблюдение дисциплинирует. Сейчас оно установлено во многих банках. Весь цивилизованный мир сейчас живет в условиях постоянного видеонаблюдения. Более того, очень важно наличие превентивных мер. Ни что так не помогает бороться с преступностью, как превентивные меры. Если мошенник знает, что в банке нельзя украсть деньги, то он в него не пойдет. Надо создавать систему, которая даже чисто внешне будет говорить о неприступности и недосягаемости банка для мошенников. Кроме того, банки должны рассказывать о системе безопасности и о преступлениях, которые были выявлены. Это будет ярким подтверждением того, что ни один мошенник не сможет пройти через существующую систему защиты.

Источник: Журнал «Банковское обозрение»

Поделиться

Комментарии