Трудно быть банком

0

Редко какой тезис в 2009 году звучал так часто и казался таким бесспорным, как тезис о том, что российская банковская система прошла самый острый период кризиса без серьезных потерь благодаря мерам, предпринятым властями страны.

Наиболее четко эту идею сформулировал уже «под занавес» года премьер-министр Владимир Путин. «Хочу подчеркнуть общие усилия правительства, направленные на поддержку банковского сектора страны в период кризиса. Мы в отличие от прежних печальных событий 1998 года не допустили развала банковской системы и банкротства крупнейших наших финансовых учреждений», -сказал он на заседании Набсовета ВЭБа, состоявшемся 17 декабря.

Однако бесплатный сыр, в полном соответствии с пословицей, встречается только в мышеловках. За госпомощь, оказанную «по избирательному признаку» крупным игрокам рынка, похоже, придется расплатиться всей банковской системе. Потому что ужесточение регулирования налицо, как налицо и принятие целого ряда законов, и целого ряда мер, которые получили на рынке меткое название «антибанковских». К их числу можно отнести и несколько нормативных документов, вступление которых в силу может привести к дальнейшему снижению эффективности банковской деятельности в России.

«ЧЕРТИКИ ИЗ ТАБАКЕРКИ»

По словам главы Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, ближе к концу 2009 года активизировались сторонники ужесточения банковского регулирования. Это обстоятельство объясняется временным фактором: осенью стало ясно, что второй волны кризиса, скорее всего, не будет и что перспективы резкого ухудшения ситуации в банковском секторе становятся все более туманными. С учетом этого результаты вступления в силу «антибанковских» мер окажутся не столь катастрофичными. И на свет, как «чертики из табакерки», по меткому выражению одного из представителей банковского сообщества, стали появляться «антибанковские» законы, подзаконные акты или решения прокуратуры, судов и других фискальных и надзорных органов.

Складывается поразительная по своей нелогичности ситуация: все говорят о необходимости восстановления доступного кредитования, о необходимости нормализации банковской деятельности, но при этом совершаются действия и принимаются решения, ведущие к обратным результатам», -считает Гарегин Тосунян.

Больше всего нареканий со стороны банковского сообщества вызвали следующие «антибанковские» меры: уже принятый 152 Федеральный закон «О персональных данных»; законопроект, открывающий возможность досрочного возвращения заемщиком кредита, предоставленного банком, без каких-либо ограничений; законопроект,   предусматривающий   возможность привлечения банков к ответственности за совершение действий, которые могли бы привести к «отмыванию» преступных доходов; законопроект об оздоровлении юридических лиц; законопроект, предусматривающий предоставление реабилитационного периода банкротам — физическим лицам.

Этим перечнем «антибанковские» законы не исчерпываются, список можно было бы продолжать и дальше. И было бы совершенно абсурдно завершить его, не упомянув нормативный акт, который должен вступить в силу с 1 января 2010 года, -о повышении норматива достаточности капитала банков до 90 млн руб. Реализация этого требования неизбежно повлечет за собой уход с рынка целого ряда банков. Ситуацию осложняет то, что с 1 января 2012 года банкам поставят еще более жесткое условие: они должны будут «нарастить» свой капитал до 180 млн руб. А через пять лет — кто знает — возможно, и до 1 млрд руб. Во всяком случае, подобное предложение уже озвучивается, и его инициатором является не «один из участников рынка», а глава российского финансового ведомства Алексей Кудрин.

«А В ПРОКЛЯТОМ БУРЖУИНСТВЕ… »

Нельзя сказать, что ужесточение регулирования банковской деятельности — тенденция, характерная только для России. В странах с более развитыми финансовыми рынками сейчас идут те же процессы. Об этом говорит и «бонусная война», в ходе которой в 2009 году было «разыграно» сразу несколько сражений. И инициатива о составлении крупнейшими банками «прижизненных завещаний». И набирающая популярность идея контрциклического надзора, предусматривающего формирование повышенных резервов в «тучные» годы и пониженных, когда в силу объективных причин (например, мировых экономических кризисов) возникают повышенные риски для банковских систем различных стран.

«На мой взгляд, тот факт, что и в России ужесточение регулирования банковской деятельности совпадает с соответствующей общемировой тенденцией, говорит об одном: наша банковская система просто взрослеет, мы постепенно приближаемся к мировым стандартам», — считает первый заместитель председателя правления Альфа-Банка Андрей Соколов.

Другой момент, что все эти нововведения должны вырабатываться совместно, то есть с участием представителей банковского сообщества, должны учитываться все мнения: и клиентов, и власти, и банкиров, подчеркивает зампредправления Альфа-Банка.

Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА», разделяет мнение Андрея Соколова. Но при этом отмечает, что в странах с развитой экономикой ужесточение регулирования коснется прежде всего банков, получавших госпомощь. «Первый вывод, который напрашивается, таков: „Те, кому больше помогало государство, теперь в долгу — они будут отрабатывать и более жестко контролироваться“.

И это естественно: именно финансовые компании и банки, по сути, стали генераторами кризиса в США, они же получили во всех странах самую масштабную помощь, причем первыми, на них же лежит ответственность за стабильный выход из рецессии сейчас. И наконец, именно в этих сферах регулирование и контроль будут ужесточаться в большей степени», — резюмирует Павел Самиев.

Россия же, как обычно, идет своим путем, подчеркивают эксперты: здесь урегулирование ужесточается не для «избранных», а для всех. Причем малые и средние банки, не получившие господдержки ни в форме «субордов», ни в форме беззалоговых кредитов ЦБ, реально рискуют расплатиться за тех, кого государство в пик кризиса сочло «too big to fail».   

ХОЧУ СКАЗАТЬ…

Андрей ЕМЕЛИН, вице-президент Ассоциации российских банков

… о защите персональных данных. «Реализация положений этого закона потребует от банков серьезных финансовых затрат. Расходы банка на приведение своей информационной системы в соответствие с требованиями этого закона составят, по нашим оценкам, порядка 150 млн рублей. Хотелось бы особо отметить, что это — очень усредненная цифра: соответствующие расходы крупной финансово-кредитной структуры могут достигнуть сотен миллионов долларов. Причем эти затраты, к сожалению, будут носить практически перманентный характер, потому что речь будет идти о переаттестации информационных систем, переаттестации сотрудников и т. д.
Нам удалось добиться, чтобы вступление в силу данного закона было отсрочено на год. Однако, по нашему убеждению, оснований для победных реляций нет: данная отсрочка носит сугубо технический характер, она была предоставлена банкам с тем, чтобы они успели привести свои информационные системы в соответствие со всеми требованиями закона».

Сергей ДУБИНИН, член совета директоров «ВТБ Капитал»

… о защите персональных данных. «Я не считаю его „антибанковским“ и, соответственно, не вижу необходимости в отсрочке его вступления в силу. Закон надо просто исполнять так, как он написан и принят. Технологические изменения, связанные с переносом платежно-расчетных операций в самостоятельные, не привязанные к банкам сети, прежде всего в Интернете, потенциально могут изменить все денежное хозяйство страны. Необходимо, чтобы все пользователи ясно видели не только преимущества, но и риски. На новые ИТ-компании не распространяется банковский контроль и регулирование. Надо отдавать себе отчет, что возврат потерянных в сетевой паутине денег никто не гарантирует, и как их искать — непонятно».

Андрей СОКОЛОВ, первый заместитель председателя правления Альфа-Банка

… о законопроекте о банкротстве физлиц. «На мой взгляд, принятие соответствующего закона носит позитивный характер: по этому пути в свое время пошел весь цивилизованный мир, и наша страна не является исключением. Вместе с тем необходимо понимать определенные риски, неизбежно наступающие при принятии этого законопроекта, одним из которых является возможность значительного увеличения количества мошенничеств в этой области. Необходимо максимально продумать процедуру объявления физического лица о своем банкротстве, нельзя допустить, чтобы это был односторонне декларативный порядок. Также важным аспектом является введение определенных ограничений по отношению к банкроту: в передвижении, в действиях, возможно, вплоть до некоторого временного ограничения в правах.

Есть большой опыт западного права, и нам нужно серьезно проанализировать этот опыт, наложив его на наши реалии. Это должно быть совместное обдуманное решение — и законодателей, и банкиров».
… о законопроекте, предусматривающем запрет на одностороннее изменение банками ставок по кредитным договорам. «Необходимо понимать, что целью размещения банками денежных средств является получение стабильного дохода в течение определенного договором времени.

Заключение с заемщиком кредитного договора с условием возможного повышения процентной ставки позволяет банку учитывать риски удорожания стоимости средств в течение срока действия договора. В итоге повышение банками ставок по ранее выданным кредитам обусловлено, как правило, минимизацией потерь и сохранением ликвидности, особенно в условиях финансового кризиса. На мой взгляд, принятие этого законопроекта неизбежно приведет к повышению ставок в предлагаемых кредитных продуктах, так как банки будут страховаться от возможных изменений стоимости привлекаемых средств».

Алексей ПОДДУБНЫЙ, директор департамента информационных технологий Абсолют Банка

… о защите персональных данных. «Можно выявить ряд противоречий в законе о персональных данных и в подзаконных актах. При этом разные государственные ведомства, в том числе ФСТЭК, Роскомнадзор, ФСБ, имеют различное представление о том, как именно банки должны действовать в рамках этого закона. Меры, которые необходимо предпринять кредитным организациям, повлекут значительные затраты, которые будут измеряться в миллионах долларов.

Кроме того, уложиться в указанные сроки вряд ли возможно. Тем не менее банки, которые серьезно относятся к вопросу преобразования систем, разрабатывают адекватные с их точки зрения модели защиты данных. Затем эти модели необходимо будет акцептовать у регулирующих органов, а после организовать процесс внедрения средств защиты. Отсрочка на год — в любом случае позитивное явление. Конец 2010 года — относительно разумный срок, в течение которого все процедуры, связанные с законом о персональных данных, можно было бы реализовать, и то при условии разрешения всех противоречий в законодательстве и определения практики контроля исполнения закона хотя бы до конца I квартала 2010 года».

Вадим ШУБЕНИН, директор юридического департамента банка «БНП Париба Восток»

… о законопроекте о банкротстве физлиц. «Практически все профессиональные участники финансового рынка понимают, что без распространения процедур банкротства и на физических лиц не обойтись.

Банкиры не исключение. Тем не менее при решении данного вопроса исключительно важно сбалансировать интересы всех сторон: банкротство не может стать для должника просто способом не платить по обязательствам безо всякой ощутимой ответственности. Должник, начиная процедуру банкротства, обязан осознавать, что очень многие возможности для него будут закрыты, причем на достаточно длительный срок, и ему придется приложить много усилий, чтобы вернуться к прежнему статусу платежеспособного лица, с которым можно иметь дело».

Алексей КОЛТЫШЕВ, директор финансово-аналитического департамента СБ Банка

… о повышении норматива достаточности капитала банков. «В целом это повышение позволит продолжить процесс естественного очищения банковской системы и, соответственно, укрепит ее. Поскольку масштабному бизнесу действительно проще преодолевать трудности в различных сегментах финансовых рынков и оставаться на плаву даже в условиях системного кризиса. Но с другой стороны, больший размер активов требует большего капитала для покрытия всех возникающих рисков.

И размеры банка нельзя считать абсолютной гарантией его надежности в сложных рыночных ситуациях. Кроме того, повышение норматива капитала до 1 млрд руб. поставит многие кредитные организации в непростые условия. В течение ближайших пяти лет им предстоит решить: или наращивать капитал, или сливаться, или поглощаться, или добровольно прекращать существование».

Павел САМИЕВ, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА»

… о повышении норматива достаточности капитала банков. «Вопрос увеличения требования к размеру уставного капитала спорный. С одной стороны, чем больше капитал, тем при прочих равных, разумеется, надежнее банк. Но при прочих равных, заметим! Too big to fail — этот принцип похоронили под своими обломками Lehman Brothers и прочие мощные „товарищи“. Оказалось, большого капитала не всегда достаточно, есть много еще значимых для финустойчи-вости вещей, зачастую и поважнее.

С другой стороны, конечно, есть такой фактор, как эффект масштаба (меньше издержки, в том числе привлечения ресурсов, меньше удельные издержки —, а значит, и, возможно, стоимость предоставляемых кредитов для экономики) и эффект лучшего качества обслуживания при массовых технологиях.
Однако и тут есть тонкий момент: менее крупный банк обслуживает клиентов более индивидуально (банально, но действительно это так) , а доступность финансовых услуг во многих регионах обеспечивается силами не крупных федеральных сетей, а именно небольших региональных банков».

Источник: Национальный банковский журнал

Поделиться

Комментарии