Тяжела жизнь долларового ипотечника

0 1023

Трудна жизнь ипотечника. А жизнь долларового ипотечника в разгар финансового кризиса трудна вдвойне. Встаешь с петухами и жадно приникаешь к экрану компьютера: как там чувствуют себя валюты, ничто не предрекает обвала доллара?

Живу теперь в режиме строгой экономии. Причем экономии, скорее, невынужденной. Денег, конечно, стало меньше, но все же их достаточно — просто тратить рука не поднимается. Может, дальше только хуже будет?

Едим дома. Раньше все больше по кафе, а теперь на собственной кухне. Смахнули пыль с плиты, выкинули заплесневелый кусок сыра из холодильника (хотя, наверное, это был деликатес?!) — и готовим. По случаю кризиса проснулся интерес к кулинарии. Посещаю сайты рецептов, выслушиваю советы специалистов. Кто бы мог подумать, что можно про куриные окорочка полчаса разговаривать! Съели все заготовки, заботливо привезенные родителями. Раньше абрикосовое варенье долго бы простояло в дальнем углу, теперь его уже нет.

Стала все чаще заглядывать в магазин, где все по 35 рублей. Там все вперемешку: чипсы соседствуют с туалетной бумагой, а посуда — с какими-то «тряпками». Но кое-что выбрать можно. Когда бы ни пришла, всегда толпа. Раньше у них были акции-распродажи (еще дешевле!) , теперь и щедрость такую проявлять не надо — и так все cметут.

Культурная программа теперь тоже «секвестрирована». Еще недавно ходили в кино несколько раз в неделю. Уже месяц не были. Зато в выборе фильмов стали более избирательными, а ведь раньше ходили на все подряд. В театр хотели, но «пролетели». Сунулись в палатку с билетами и отошли. Показалось — дорого. Муж после этого долго не мог прийти в себя: «Раньше мы бы на цену не посмотрели, сейчас приходится».

Впрочем, альтернатива походам в кино нашлась быстро. Настольные игры. Помню, раньше мы с родителями на кухне резались в домино, а теперь с друзьями играем в скраббл (аналог русского «Эрудита»). Играем часами, оторваться сложно. Эх, еще бы «Монополию»… Опять же антикризисный вариант — там можно и отельчик, и авиационный заводик себе прикупить. И за все заплатить ничем не обеспеченными разноцветными бумажками!

За книгами теперь хожу в библиотеку. С моей скоростью чтения всегда считала, что покупать пачку, чтобы тут же все «съесть», неэкономно. Но все равно покупала. Теперь появился железный повод от таких расходов отказаться. Перечитываю классику.

Вокруг тоже полно антикризисных признаков. В химчистке на вешалках почти ничего не висит. Приемщица, общительная, рассказывает, что сдавать стали мало. А тут еще начальство ужесточило требования: вещи нужно осматривать досконально, только что не обнюхивать. Потому как не дай бог клиент обнаружит несоответствие или порчу. И так времена тяжелые, еще компенсацию выплачивай! Сдаю куртку, которая обычно быстро пачкается. «Давайте обработаем специальным составом, чтобы грязь меньше приставала!» — предлагает приемщица. «Сколько стоит?» — интересуюсь я. «Двести, зато очень экономно получится, ведь сдавать теперь ее реже будете», — мотивирует она. Соглашаюсь. Экономия — хороший резон.

В магазинах тоже пустота. Пробегала как-то  по торговому центру, так из людей в магазинах только продавщицы. Подруга продвигает женское белье. Говорит, спрос резко упал. Все затоварено, красивые трусы никто не берет. Другая — занимается обувью, не очень дорогой, но и не дешевой. Рассказывает, что начальство требует подвигов — при нулевом рекламном бюджете привлекать покупателей. Но покупатель не дурак. Он и при большом бюджете не пойдет. Есть в чем ходить — и ладно.

В налоговой консультации очередь. Консультантша рассказывает, что поток граждан, решивших вдруг оформить налоговые вычеты (на квартиру, образование, лечение) , резко вырос. Она помогает заполнять налоговые декларации, берет за это деньги и благодарит кризис. Я тоже у нее в очереди стояла. Знающие люди стращают, конечно, столпотворением в налоговой инспекции, но другого выхода нет. 260 тыс. рублей (вычет при покупке квартиры теперь увеличили вдвое) на дороге не валяются.

Пенсионный фонд рапортует, что граждане охотно копят деньги на свою будущую пенсию, за первые несколько недель января в рамках программы добровольного софинансирования пенсий внесли аж 10 млн рублей. Я еще осенью в эту программу вступила. «Оно тебе надо?» — интересовались тогда коллеги. «Надо. Мне 12 тысяч в год не жалко, а потом, глядишь, я еще порадуюсь за себя», — отбрыкивалась я. На днях пришли платежки из Пенсионного фонда, по которым можно перечислить деньги на счет. Убрала в ящик поглубже. Мне, честно признаться, теперь и тысячи жалко.

Елена ШИШКУНОВА

Источник: Известия

Поделиться

Комментарии

Отменить