Россиянам прививают чувство банковского долга

0
Министерство финансов подготовило законопроект «О потребительском кредитовании», который затрагивает интересы как минимум трети взрослого населения России. Но в своем нынешнем виде документ по-прежнему оставляет банкам слишком много возможностей, чтобы заставить клиента плясать под свою дудку.

Россияне почти десятилетие пользуются банковскими деньгами для «сбычи мечт». По данным исследований, каждый третий россиянин хотя бы раз в жизни брал кредит в банке. Квартиры и машины, шубы и путевки, холодильники и телефоны в кредит навсегда изменили сознание наших соотечественников. По данным Банка России, на 1 ноября 2010 года российские банки выдали физическим лицам 3,871 трлн. руб. займов. Сумму, равную трети годовых расходов федерального бюджета. Согласитесь, немалая «цена вопроса». «При этом в российском законодательстве отсутствует само понятие „потребительский кредит“, — говорит эксперт Юлия Купко. — „Правила займа“ разбросаны по целой куче нормативных актов». Банки и заемщики живут по Гражданскому кодексу, инструкциям ЦБ, законе об ипотеке.

Без штрафов и комиссий

При первом прочтении законопроекта глаз заемщика радуется на каждой строчке. Например, если вы взяли кредит, а на следующий день выяснилось, что без него можно обойтись, вы вправе без всяких штрафов вернуть его банку в течение 14 дней с момента взятия, уплатив лишь проценты за фактический срок. Дальше — больше: Минфин предлагает вообще упразднить штрафы за досрочное погашение кредита. Также законопроект запрещает банкам в одностороннем порядке повышать ставку по кредиту. Правда, только если она фиксированная, а не привязана, например, к рыночным индикаторам.

Документ также предлагает банкам объяснять финансовую терминологию в кредитном договоре словами, понятными любому заемщику. Причем клиент, которому уже одобрили заявку на кредит, все равно перед подписанием может забрать договор домой и в течение пяти дней вдумчиво изучить. Еще банкам предлагается не реже чем раз в месяц бесплатно оповещать заемщика о том, что происходит с его графиком платежей, и немедленно ставить клиента в известность, если у него образовалась просрочка. Кроме того, законопроект ограничивает число комиссий, которые банк может взимать с клиента, и запрещает безадресную рассылку кредитных карт.

Также банкам хотят запретить навязывание будущему заемщику дополнительных договоров — кроме договора на выдачу банковской карты. Это и хорошо — часть банков просто не дает кредит, если одновременно не оформишь страховку жизни и здоровья.

Оговорка по Минфину

Но российским заемщикам не стоит расслабляться раньше времени. Авторы документа при подготовке так увлеклись сослагательным наклонением, что это грозит дискредитировать в целом хорошее начинание. После описания некоторых решительных мер часто встречается стыдливая оговорка: «если иное не предусмотрено договором». Это касается, например, того же досрочного возврата кредита. Выше уже было сказано: Минфин считает, что за это штрафовать нельзя. Но если в договоре написано, что можно — значит, оштрафуют.

Кроме того, законопроект разрешает банкам брать деньги за открытие и ведение банковского счета заемщика. Это противоречит решению Высшего арбитражного суда, который год назад постановил: ссудный счет предусмотрен правилами бухучета и нужен для отражения на балансе банка операций по предоставлению денег заемщику и погашению кредита. Поэтому нельзя перекладывать эти траты на клиента.

В общем, слабость законопроекта заключается в отсутствии абсолютных запретов по важным пунктам. До тех пор пока четко не закреплено, что банк обязан разжевывать финансово неграмотным заемщикам все правила предоставления кредита, всегда будут находиться желающие этого не делать. Если правила предусматривают возможность от них отступить, какой же филантроп будет их выполнять и терять на этом деньги? Слишком часто особо хитрые кредитные организации действуют по принципу «разрешено то, что не запрещено». Не стоит забывать и про психологию: если деньги очень нужны, человек подпишет что угодно, лишь бы их получить. Куда уж тут до пятидневного изучения договора под микроскопом.

Обнадеживает одно: редакция Минфина не итоговая. Сейчас документ разослан по ведомствам и министерствам на «финальную читку» перед представлением в правительство.

После сборки обработать напильником

Недочеты действительно есть, признает один из членов рабочей группы по законопроекту — исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Андрей Емелин. Но это еще не готовый закон, а основа для обсуждения. «Ко второму чтению будет много правок, — прогнозирует он. — Но есть надежда, что его примут в весеннюю сессию, проект уже проходил несколько кругов по ведомствам, в правительстве есть позиция по этому поводу».

В этом случае закон о потребкредитовании будет первым, который описывает взаимоотношения банков и рядовых людей. Другие стадии кредитного процесса пока не описаны законодательством. Не существует законов о коллекторских агентствах и личном банкротстве. Дело осложняет то, что этот пакет идет раздельно и по разным ведомствам, говорит Емелин. Потребкредиты готовил Минфин, закон о банкротстве физлиц — Министерство экономического развития, закон о взыскании задолженности — Минюст и опять же МЭР. Впрочем, закон о потребительских кредитах является базовым. Поэтому логично, что появится первым, заключает Емелин.

Было бы целесообразно дополнить готовящийся закон положениями обо всех видах розничных кредитов: кредитных картах, автокредитах, образовательных, считает Юлия Купко, ведь все они относятся к понятию «потребительские». Это позволит единообразно регулировать кредитные отношения между банками и заемщиками, говорит она. А председатель генсовета Союза заемщиков и вкладчиков Владислав Кудинов относит к недостаткам законопроекта отсутствие ограничения на рост комиссий. «Хорошо, что заемщику дают право вернуть кредит тут же, но страховки это не касается — человек должен будет оплатить ее, будто пользовался кредитом весь период», — обращает он внимание на еще одну прореху. Кроме того, по словам эксперта, потенциальный закон не обязывает банк составлять кредитный договор для выдачи кредитной же карты.

«Тем не менее лед тронулся, — радуется Кудинов. — Обнадеживает сам факт наличия такого законопроекта. Главное, чтобы в ходе обсуждения исчезли его недостатки».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Олег ИВАНОВ, вице-президент Ассоциации региональных банков:

— Я расцениваю этот законопроект как отписку — он никого ни от чего не защищает. Пусть он запрещает две комиссии и безадресную рассылку карт. Вы думаете, банки не придумают еще три десятка скрытых? Законопроект Минфина убивает и ипотеку. Она невозможна без дополнительного договора страхования, это стандартная мировая практика. А проект закона, распространяясь на ипотеку, запрещает дополнительные договоры. … Документ совершенно не учитывает международный опыт. За рубежом специальный уполномоченный орган контролирует общие условия сделки и правила кредитования. Они проверяют каждый новый кредитный продукт на соответствие этим правилам. На развитых рынках тысячи страниц нормативных актов посвящены законным и несправедливым условиям договора. Десятки страниц написаны только о том, как должны выглядеть условия кредитного договора о процентах!

В Великобритании потребкредитование контролирует Офис справедливой торговли (OFC) , в ФРГ — Федеральное ведомство финансового надзора (BaFin) , в США — Комиссия по торговле. В июле в Штатах подписан закон Додда-Франка — Акт о финансовой стабильности, согласно которому создается Бюро по защите прав потребителей финансовых услуг. В Европе еще в 1986 году появилась директива о потребительском кредитовании. В 2008 году она была кардинально переработана и с 1 июля 2010 года распространена на всю территорию ЕС. Отныне все европейские банки должны сами вытащить из договора важные моменты и свести их в стандартную таблицу, чтобы потребителям было понятнее. Это называется паспорт кредита. У нас же ничего такого и близко не предполагается.

Автор: Елена Мишина
Источник:
digest.subscribe

Поделиться

Комментарии