Осторожно, двери закрываются

0

Финансирование реальной экономики может быть практически приостановлено. Властные структуры и банковское сообщество азартно обвиняют друг друга в создавшейся патовой ситуации. Бизнес ищет выходы

Российскому бизнесу перекрыли кислород. Не стало доступа к дешевым западным ресурсам. Отечественные банки, подстегиваемые неприятно высокой ставкой рефинансирования ЦБ, либо в принципе отказываются кредитовать реальный сектор, либо предлагают займы под 22-24% годовых. А то и выше. Попадаются совсем уж убийственные варианты — и 35%, и 48%. Для малого и среднего бизнеса все эти цифры выглядят как научная фантастика. Вот и приходится предпринимателям отправляться за деньгами «к знакомым» или ростовщикам.
САГА О СТАВКЕ
Когда все плохо, в России по традиции первым делом начинают искать виноватых, а уже потом обращаться ко второму излюбленному национальному вопросу: «Что, собственно, делать?» В ходу две версии. Первая: во всем виновато государство, и прежде всего — его упорное нежелание снижать ставку рефинансирования. Вторая: плохие банки не хотят войти в положение и душат бизнес заоблачными ставками.
  Проблема фактической невозможности кредитования реального сектора активно обсуждалась, в частности, на недавнем заседании Московской международной бизнес-ассоциации (ММБА).
Участники проявили редкое единодушие, провозгласив: прекращение финансирования экономики — целиком и полностью на совести Минфина и Центробанка.
   «Ставка рефинансирования ЦБ в 13% убеждает в том, что кредит лучше не брать. Потому что я не знаю такого бизнеса, который мог бы сегодня оправдать займы, взятые под 20-22%. Я понимаю банки: ЦБ дает им короткие кредиты на 30-45 дней, максимум на год, по ставкам от 13% до 17%, предъявляя завышенные залоговые требования. Встает вопрос: цель в том, чтобы предприниматели не брали кредиты? Чтобы выкачать деньги из экономики?» — удивляется Давид Якобашвили, председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн». И предупреждает, что, сделав это, мы рискуем к концу года остаться без производства определенных видов продукции и тем самым повысить и без того серьезную зависимость от импортных товаров.
  Косвенным доказательством недальновидности властных структур послужил для участников ММБА проект программы антикризисных мер Правительства России на 2009 год. Было подсчитано, что в документе из 28 страниц теме повышения доступности банковского кредитования было отведено всего четыре абзаца. Основной посыл -усилить контроль над органами управления банков, получивших господдержку. О возможности изменения ставки рефинансирования — ничего.
   «Такие меры, которые принимает правительство с легкой руки авторитетного на Западе министра финансов Кудрина, приведут к массовому банкротству российских хозяйствующих структур, — предрекает мэр Москвы Юрий Лужков. — Пока мы не наблюдаем масштабного процесса, но определенные тревожные симптомы налицо: оборотные средства у предприятий заканчиваются. Главная опасность состоит в том, что отечественный бизнес не может получать малопроцентные кредиты на Западе, а кредиты внутрироссийские зашкаливают за 20%. Если государство не решит вопрос по изменению процентной ставки, мы будем иметь очень острую ситуацию в реальном секторе экономики».
ТОГДА — К РОСТОВЩИКАМ
Другая группа пеняет на банки и обвиняет их в излишней склонности к перестраховкам и неправедном желании нажиться на чужих бедах. Кредитные организации спокойно разъясняют свою позицию: завышенные процентные ставки — прямое следствие дороговизны финансовых ресурсов и избыточных клиентских рисков. «Банк, выдавая кредит, хочет быть уверен в том, что заемщик его погасит. В условиях нестабильной ситуации, когда у бизнеса падают обороты, банки проявляют повышенную осторожность к выдаче кредитов, напоминая черепаху, которая втянула голову в панцирь», — замечает вице-президент Пробизнесбанка Роман Пинаев.
  Финансово-кредитные структуры подняли ставки на 10% по сравнению с уровнем годичной давности. Но банкиры уверены: удорожание кредитных средств не является серьезным препятствием для развития малых предприятий. Потому что банковский институт продолжает оставаться наиболее выгодным инструментом для финансирования сегмента МСП по сравнению с альтернативными источниками финансирования. А именно — рынком частных и коммерческих займов. По словам участников рынка, сейчас весьма распространены ситуации, когда предприниматели в поисках средств вынуждены обращаться к ростовщикам, а там проценты могут расти на дрожжах каждую неделю. Так что кредитование в банке — еще вполне щадящий вариант.

акцент
В конце января заместителем министра экономического развития РФ Анной Поповой был подписан приказ «О мерах по реализации в 2009 году мероприятий по государственной поддержке малого предпринимательства». К основным приоритетам отнесены программы поддержки начинающих предпринимателей (гранты на создание собственного бизнеса) , развитие микрофинансирования, гарантийные фонды, субсидирование части затрат, связанных с уплатой процентов по кредитам, привлеченным в российских кредитных организациях. Среди дополнительных приоритетов значатся, в частности, образовательные программы, развитие малых предприятий в области инноваций и промышленного производства, промышленные и технопарки, поддержка и развитие молодежного предпринимательства.

точка зрения
Анатолий МИЛЮКОВ,
исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков
Можно утверждать, что прежней остроты с ликвидностью в банках нет. Однако они тем не менее не могут активно поддерживать производство. Не потому, что банки «плохие». Есть несколько объективных причин: высокие риски, отсутствие межбанковского кредитования и «длинных» денег, ожидание новой волны банковского кризиса. Что делать в этих условиях? Программа действий в поддержку производителей должна включать три важнейших блока: господдержка кредитования, ценовая политика по кредитам, сохранения капиталов. Появление
программы правительства по антикризисным мерам на 2009 год дает основание для оптимизма. Но пока работа идет крайне медленно. И компании уже перестают обращаться за кредитами, не зная своих перспектив или не доверяя им. Нужны конкретные решения по порядку предоставления госгарантий для предприятий, имеющих особое значение для развития экономики страны. Правительством утвержден порядок предоставления гарантий предприятиям ВПК, однако этот порядок вызывает глубокое разочарование у банков. Гарантии предоставляют на полгода, что просто бессмысленно: кредиты дают на год-два как минимум. Систему гарантий следует расширять, и делать это более решительно.
(Полную версию статьи А. Милюкова читайте в майском номере НБЖ.)

ЗАЛОЖНИКИ СИТУАЦИИ
Неподъемными ставками проблемы, как водится, не ограничиваются. В условиях кризиса многие банки отказываются от частично обеспеченных и необеспеченных кредитов и пересматривают условия по текущим займам, тщательнее проводят мониторинг заложенного имущества. Даже для крупных игроков с достаточным размером собственных средств проблема номер один — резкое ухудшение качества заемщика и вследствие инфляции уменьшение стоимости залога.
Возможно, эту проблему банкиры и не отнесли бы к разряду чрезвычайных, если бы не одно «но»: по действующему законодательству, вступить в права собственника залога, если заемщик не оплатил кредит, для банка отнюдь не просто. Сейчас залог невозможно быстро передать из рук в руки и взять на баланс. Поэтому кредитору сложно компенсировать риски в случае банкротства клиента. Единственный выход — заложить стоимость невозврата в процентную ставку. Или же добиться от регулятора внесения изменений в законодательную
базу. Но, кстати, велика вероятность того, что наверху голос банкиров услышат. Заместитель руководителя юридического департамента Центрального банка РФ Алексей Гузнов согласился, что в нынешней ситуации есть реальные предпосылки для изменений правовой ситуации.

1

Пока же, по признанию участников рынка, некоторые предприниматели, зная о пробелах в законодательстве, выставляют в качестве залога один и тот же объект одновременно пяти-шести кредиторам. И в случае невозврата задолженности банки сталкиваются лбами. Выход — создание единого реестра залогов. «Проблему можно решить, как ее решили в случае с Национальным бюро кредитных историй. Банки по желанию подают туда информацию об истории заемщиков. Это, конечно, снизило количество тех, кто может взять кредит параллельно в нескольких банках. То же самое здесь: если создать единое хранилище залогов, будет понятно, какое имущество заложено, у какого банка, по какому кредиту. И количество мошенничеств снизится в разы», — объясняет вице-президент, директор департамента малого и среднего бизнеса Промсвязьбанка Елена Махота. Пока же такие прецеденты на рынке не редкость, в особенности в регионах.

мнение
Монолог банкира, пожелавшего остаться неизвестным
Я понимаю, что если кто-то  мне «впаривает» кредит под 23%, я никогда его не возьму. Потому что отдать невозможно. Большинство малых бизнесов не вытянут таких процентных ставок. Мы сейчас делаем ставки не больше 18%, до кризиса было 14%. Понятно, что многие банки заработали миллиарды долларов на «плавной девальвации», и им хорошо. Конечно, зачем им заниматься прямыми обязанностями и выжимать крохи с малого бизнеса. Я не понимаю государственную политику в этом вопросе: сплошные пустые декларации. У нас с таким подходом всегда доля МСБ в ВВП будет мизерной. Дали вот «дочке» ВЭБа деньги на поддержку малого бизнеса, так почему же в нашем регионе, где три живых банка, никто поддержки не получил? Какие принципы раздачи лежат в основе? Они на такие вопросы не отвечают. Очевидно, что там есть свой список, кому давать: все завязано и предопределено. Государству нужно оказывать поддержку именно тем банкам, которые действительно финансируют реальный сектор. А почему-то считается, что нужно давать миллиарды банку «Союз», «КИТ Финансу». С какой стати? За всеми этими шагами лежат интересы чиновников. Вот и весь принцип. Декларировать они могут что угодно. А мне надо работать с малым бизнесом, у меня выхода другого нет, у меня же «Газпром» клиентом не станет. И моим заемщикам обычно до $1 млн нужно… Так что мне проще с европейскими банками договариваться о заемных ресурсах, чем с нашими.

 

Автор: Маргарита Удовиченко
Источник: Национальный банковский журнал 

Поделиться

Комментарии