Игры разума: о гениальности, предпринимательском таланте и слепом случае

0

«Талант попадает в цель, в которую никто не может попасть, гений — в цель, которую никто не видит»

Определений гениальности, вернее, попыток охарактеризовать данный артефакт, великое множество, но граница между талантом и гениальностью остается до конца не проясненной. Мне лично нравится объяснение, не помню кому принадлежащее: «Талант попадает в цель, в которую никто не может попасть, гений — в цель, которую никто не видит». Таким образом, отличительная черта гения — это одаренность, в виде особости, уникальности, нестандартности мышления, ничем не сдерживаемого воображения, что создает такие причудливые образы, от которых отшатнулся бы обычный ум, признав их нелогичными и нелепыми. Эту способность гениев угадывать то, что для других вообще не существует, подтверждают многие исследователи. Самое интересное в том, что гениальные идеи, которые изначально воспринимаются обществом как «ересь» с соответствующими последствиями, по прошествии некоторого времени, уже трактуются как банальность. С биологической точки зрения гениальность — это прежде всего врожденные свойства мозга, определяющие наличие в человеческом обществе тех, кто способен находить максимум правильных решений в условиях дефицита введенной в сознание информации.

В действительности любому из нас на каждом шагу приходится принимать решения в условиях недостатка информации, то есть, по сути, заниматься творчеством. Но принятие решений в повседневной жизни кардинально различаются у обычного и талантливого человека, не говоря уже о гениальном.

В первом случае человек ориентируется на прецеденты, во втором — на собственный неформализованный опыт, то есть интуицию. При этом он учитывает сложившиеся в обществе правила поведения, которые, однако, не жестки и допускают различные варианты решений. А в третьем он создает новые аксиомы, главная особенность которых в невозможности их логического доказательства. Другими словами, гений — это человек, способный решать проблемы, о которых вы и не знали, способом, который вам непонятен. Талант — это то, чем вы обладаете; гений — то, что владеет вами, чему нельзя учить или научиться.

Таланту только в счастливые минуты удается составить из точек линию, которую гений проводит одним росчерком пера. В положении, где обыкновенный ум теряется от новизны и неожиданности и не знает, что предпринять, или избирает неверный путь, гений чувствует себя как рыба в воде и идет к цели вернейшим и кратчайшим путем. Для такого человека не существует таких ситуаций, перед которыми бы он спасовал. Понятно, что и долгим/затратным методом перебора вариантов тоже можно достичь неплохих результатов в бизнесе, но все же феноменальные достижения в коммерческой деятельности сопряжены с вдохновением.

Все равно, идет ли речь о креативных находках, что вдруг вызывают всплеск ажиотажа исключительно к искомому продукту, либо о сверх-эффективном использовании административного ресурса, где вроде как никакого личного вклада внешне и не видно и со стороны может показаться, что изворотливый бизнесмен банально воспользовался нужными связями или ему просто повезло, либо для обретения успеха он был вынужден прибегнуть к сомнительным методам. Все может быть, — и обман, и жестокость, и предательство, и криминал. Но победитель то — он один. Все остальные — аутсайдеры.

Хорошо это или плохо — сейчас речь не об этом. Нравственные аспекты разнообразных социальных явлений не являются темой нынешнего разговора. Нам же следует обратить внимание на то, что для такого типа предпринимателя цель оправдывает средства и, что характерно, в большинстве случаев все происходит в рамках цивилизованного ведения бизнеса. Но главное — результат.

Все воплощенные идеи оказываются на редкость жизнеспособны, а их реализация происходит очень гармонично, как бы сама собой. Отсюда и соответствующее отношение к подобным выскочкам — обычно их в жизни считают бездельниками, хватающими звезды с небес, — они ведь не работают «подносчиками снарядов», как загнанные лошади, а скорее забавляются или играют — и поэтому их успех пытаются объяснить всем чем угодно, кроме мастерства. Хотя на самом деле все выдающиеся бизнесмены чрезвычайно трудолюбивы, но это не изнурительная, тупая работа, а колоссальная творческая отдача, источником которой оказывается способность к абсолютной увлеченности своим делом. Только в этом случае возможно «озарение», часто идущее из подсознания. То есть успех должен быть легким, быстрым и красивым. Поэтому сильное решение и отличается от прочих своей гарантированной материализацией или — лучше — самостоятельным воплощением, то есть претворением в жизнь. Иначе это обычная, рутинная процедура, ведь при помощи непосильного труда тоже можно зарабатывать деньги, но многие сотни и тысячи людей тяжело работали и пытались заниматься тем же самым бизнесом, но успеха не добились, хотя на жизнь им, скорее всего, хватало.

Собственно, это и есть ремесло, что предполагает отсутствие творчества. И, наоборот, мастерская работа — это проведение стандартной, казалось бы, акции, всегда по-новому, творчески, и если для гениального предпринимателя каждая ситуация уникальна и наполнена новизной, то для крепкого профессионала — привычными повторениями, и там, где глаз гения находит отличия, глаз ремесленника — совпадения.

Отсюда мораль: как бы ты не трудился, если в тебе нет этого волшебного света, то есть озарения, то ничего действительно великого тебе не создать, будет совершенно четкий предел. Это нормально. С биологической точки зрения привычные и стандартные реакции позволяют адекватно адаптироваться к внешней среде. Мы обучаемся тому, как нужно поступать в той или иной ситуации, — копим рецепты и перебираем их, когда необходимо принять решение, то есть опираемся на прошлые успехи. Но как раз уверенность, основанная на успехе, подведет тогда, когда она больше всего нужна, — в момент неудачи. Поэтому гениальный предприниматель начинает с уверенности, а не с успеха, так как уверенность для успеха необходима, а успех для уверенности — нет.

Правда, вряд ли этот рецепт подойдет обычному предпринимателю — ему нужно решение, соответствующее ситуации и его реальным возможностям. По этой же причине для него окажутся бесполезными и кейсы даже с великолепными вариантами ранее реализованных бизнес-проектов. У многих людей — подсознательный страх перед неудачей. Они из года в год ставят исключительно реальные для себя цели, где, как им кажется, с большой долей вероятности добьются нужного результата.

И тем самым не позволяют себе развиваться, без чего шансы на успех становятся призрачными. В отличие от условно успешных деловых людей, гениальный предприниматель не страдает от комплекса неполноценности, хотя бы в профессиональной деятельности — он просто не обращает внимания на собственное несовершенство. Зачастую он сводит все потенциальные риски к минимуму следующим образом — не считает себя предпринимателем, а лишь играет эту роль. Если кто и ошибется, то вовсе не он, а исключительно его персонаж, что одновременно раскрепощает и дает простор творчеству. Поэтому, чтобы огорчить такого человека, надо очень постараться, так как все неприятности достаются актерской маске. Но до тех пор пока вы не начнете «играть», а продолжать тянуть тяжелую предпринимательскую лямку, вы будете перестраховываться, дабы не допустить малейшего промаха. Отчего, безусловно, страдает именно ваше самолюбие, а вовсе не самооценка виртуального двойника.

Вообще, «игра» — это гораздо более серьезная вещь, чем о ней принято думать. За тем, что чисто внешне кажется легкомысленной забавой, скрывается глубокий смысл. Скажу больше: феномен «игры» стал одним из значимых факторов антропогенеза, по сути, «отстроивших» человека разумного от ближайших генетических родственников — высших приматов. Дело в том, что в отличие от своих собратьев наши предки на заре своего становления научились избегать опасностей не только на своем опыте или наблюдая за всякими перипетиями со стороны, но и благодаря вновь обретенным и поистине уникальным возможностям головного мозга.

Так, если из памяти вытащить образы и/или эпизоды какого-либо случая, то можно восстановить в голове всю последовательность событий. А если попытаться их прокрутить и путем воображения воссоздать на основе старых образов новые сценарии поведения, то уже отпадает необходимость реального участия в тех или иных опасных мероприятиях, то есть не нужно набираться полезного опыта путем долгих и затратных экспериментов.

Фактически игра — это реализация нашего воображения. К примеру, ты не можешь вдруг полететь в космос, но, играя, представляешь себе весь этот процесс в динамике и воплощаешь его в определенных действиях, то есть в игре. Таким способом ты последовательно прорабатываешь в голове, как все этапы искомой акции, так и ее различные версии. И на этой основе уже можно сконструировать самые нелепые, несуразные варианты и сразу их отмести, что дает конкурентное преимущество перед теми, кто на собственных ошибках, то есть наяву, убеждается в избрании тупикового направления. Правда, с другой стороны, можно что-то упустить или чего-то не предусмотреть, как в связи с уже сложившимися стереотипами или просто по глупости — из-за недостаточно развитого мозга. Тут приходится соблюдать баланс. Иначе надо быть «шибко умным», с прозорливостью на уровне Господа Бога, либо действовать методом осмысленных проб и ошибок, что неэкономично. Впрочем, в определенных ситуациях можно использовать какую-то одну из этих стратегий, а в большинстве случаев — совмещать сразу обе.

Другими словами, мыслительная деятельность и разум дополняют уже имеющиеся у нас инстинкты, а то и вытесняют некоторые из них. Безусловно, это явилось колоссальным прорывом, так как, обладая способностью предвидеть — понятно, что на основе лишь проигранных в голове вариантов, мы оберегаем себя от многих нерезультативных ходов. Мало того, мы еще и действуем в полном соответствии с мудрой поговоркой — «Не числом, а умением», то есть используем закрепленный навык, дабы не изобретать каждый раз велосипед. Ведь, осваивать заново пласт удачных решений весьма накладное занятие, даже располагая для этого всеми возможностями нашего мозга.

Выгоднее отталкиваться от базиса, возникшего на основе предыдущих исканий, пусть хотя бы и в игровом формате, нежели упорно использовать весь цикл событий, который привел к формированию этого базового уровня.

Отсюда и совершенно очевидный факт, что игра — едва ли не постоянное занятие молодого потомства всех высокоорганизованных представителей животного мира. Из взрослых особей больше всего расположены к играм обезьяны и люди. Причем абсолютно для всех это репетиция жизненных ситуаций. А стимулом к активной игровой деятельности служит присущее им чувство любопытства. Притягивает новизна Почему ребенку, особенно мужского пола, надо докопаться до сути, сломать игрушку? Вовсе не для того, чтобы досадить родителям, во всяком случае, не только для этого. На первом месте — желание набраться опыта причинно-следственных связей. Да и страх неизвестности — подсознательное детище инстинкта самосохранения — преодолеть так гораздо легче. Нужно всего лишь просчитать в уме все вероятные последствия своих действий с их плюсами и минусами. Что, правда, далеко не всем и не всегда удается.

Ведь, если прошлый опыт был только игрой, это закономерно повышает частоту совершения опрометчивых поступков из-за несовпадения жизненных реалий с иллюзиями, даже приближенными к действительности. Подобная асимметричность проявляется, к примеру, в излишней самоуверенности молодого поколения, которое может необоснованно понадеяться на свои силы. Хотя пониженное чувство опасности может быть и плодом бесшабашного разума независимо от возраста.

Но и в этом случае неадекватная оценка реальности обусловлена опять-таки созданными у себя в голове превратными представлениями о предмете или явлении. С другой стороны, у подобной легкомысленности есть и свои плюсы. Так, если у старшего поколения уже нет «резких телодвижений», так как возрастает прагматичность и появляется неуверенность, особенно после начала сбоев, которых не было ранее, то молодежь, наоборот, еще не усталая и не перегруженная кучей обязательств, отличается бесстрашием, что и позволяет отдельным счастливчикам добиться случайного успеха. Всем прочим юным участникам гонки просто не повезло, поскольку выбор правильного пути — это уже прерогатива гения.

Таким образом, истинно предприимчивый удачливый бизнесмен способен превратить самое тривиальное условие в многообещающую возможность. Это, по сути, провидец, новатор и создатель новых рынков, живущий будущим, и никогда — прошлым. Имея дело с неизвестностью, но будучи сильно уверенным в нужном исходе, он с высокой вероятностью добивается успеха и, соответственно, очень быстро обгоняет всех остальных. Но, если предприниматель стремится к переменам, то, напротив, менеджер (ремесленник) всеми силами жаждет устоявшегося порядка и пытается изо всех сил сохранить статус-кво. Например, предприниматель создает проект, а «доводит его до ума» и рулит готовой структурой уже менеджер. Предпринимателю это неинтересно, поскольку он в это время занят уже следующей новой великой идеей. Но из напряжения и озарения предпринимателя и прагматизма его менеджера рождаются и успешно существуют на рынке все великие затеи.

Понятно, что такая идиллия не может продолжаться вечно. Рано или поздно взаимовыгодный симбиоз прекращается. С позиции наемного менеджера иногда кажется, что просчеты и неправильные ходы, которые совершает собственник, очевидны, а позитивные результаты легко достижимы. Поэтому возникает непоколебимая уверенность в том, что, будучи в роли предпринимателя, можно без особых усилий построить «правильную» компанию или выпустить на рынок заведомо лидирующую торговую марку, избежав негативных последствий чужих ошибок. Логика рассуждений при этом следующая: «Почему я должен пахать на этого „гения“, если и я понимаю в этом бизнесе не меньше? Да и вообще, на мне все держится, без моего профессионального участия этот собственник уже давно бы разорился». Однако вся проблема в том, что знать «как» — явно недостаточно, чтобы разбираться в самом бизнесе.

Технологическая сторона работы в бизнесе и сама деятельность, где функционирует данный технологический механизм, — совершенно разные вещи. Трагедия заключается еще и в том, что когда специалист наконец становится полноправным предпринимателем, то в большинстве случаев он попадает в еще большее рабство, только с другого конца.

Бизнес, который по идее должен был бы освободить его от ограничений, накладываемых работой на хозяина, на самом деле закабаляет его еще больше — прорваться удается только потенциальным бизнесменам из числа бывших ремесленников. Ведь внезапно, в довесок к работе, хорошо ему знакомой, он получает десяток других, которые ему совершенно неизвестны и неинтересны. Вместо того чтобы сохранять и развивать свою специализацию, зачастую представляющую его единственный навык, которым располагает ремесленник, ему приходится упрощать работу, а то и просто выполнять ее кое-как, лишь бы хватило времени для всего остального, что также необходимо сделать.

Из этого не следует, что большинству игроков рынка не на что рассчитывать и проще «опустить руки». Конечно, все они не добьются такого успеха, на который способен претендовать лишь гениальный бизнесмен, и бренда из своей торговой марки не сделают — это опять же прерогатива небольшого числа одаренных счастливчиков. Но при известном упорстве шанс на хороший средний уровень у них имеется, что само по себе уже неплохо. И на безбедную жизнь хватает, и отчасти (а то и полностью) будут удовлетворены собственные предпринимательские амбиции. То есть помимо материального эквивалента собственных усилий и погашенной потребности в тщеславии, будет еще и польза потребителям от появления на рынке добротного и нужного продукта. В конце концов это повод не считать себя неудачником. Пусть бренд и не создан либо ажиотаж вокруг торговой марки меньше ожидаемого, но при этом нет оснований считать, что жизнь совсем уж не удалась или укорять себя за бездарно упущенные возможности.

 

Автор: С. Пашутин
Источник: журнал «Управление персоналом»

Поделиться

Комментарии