Чтоб учили и лечили

0
Частные компании и некоммерческие организации даже в кризис поддерживают сотрудников хосписов, музеев, молодых преподавателей вузов и других бюджетных организаций. Тех, кому недоплачивает государство.

За 15 лет главврачу Первого московского хосписа Вере Миллионщиковой удалось создать уникальный коллектив, — говорит Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам «Вера». — Но каждый день видеть смерть и страдания — стресс. Люди все равно уходили, — рассказывает Федермессер об идее создания программы «Социальная защита персонала хосписов». Долгое время социальную помощь сотрудникам хосписа финансировало РАО ЕЭС. Но с реформой корпорации программа закончилась. Ее пришлось разрабатывать заново.

Сейчас фонд «Вера» ежеквартально перечисляет Первому московскому хоспису 2,5 млн руб. В штате хосписа 102 человека. Соцпакет включает дотации на квартплату, на мобильную связь, на проезд к месту работу, единовременные выплаты, связанные с семейными событиями, помощь на дорогие медицинские услуги и др.

Мешают законы

«В регионах гематолог получает 8000-10 000 руб., в Москве доктора в моем отделении получают 18 000-22 000 руб., что не соответствует ни их квалификации, ни элементарному понятию справедливости, — сокрушается Михаил Масчан, заведующий отделением общей гематологии РДКБ. — В детской онкологии и гематологии денег с пациентов не берут в принципе, это традиция. Доктора остаются с зарплатой, на которую прожить нельзя». Доктор Масчан, будучи членом правления фонда «Подари жизнь», говорит, что фонд неоднократно обсуждал возможность доплаты врачам гематологических отделений, но закон этого не позволяет.

Дмитрий Черняков, управляющий партнер «Муранов, Черняков и партнеры», считает, что вопрос скорее не в том, можно ли направить благотворительные средства на доплату персоналу, а в том, как их оформить и учесть таким образом, чтобы они дошли до конечного получателя. «Законодательство не содержит каких-либо запретов на использование финансовой помощи (в том числе от НКО) на доплаты работникам. Но самостоятельность учреждений по использованию и расходованию привлеченных внебюджетных средств ограничена Бюджетным кодексом», — поясняет адвокат.

Чтобы облегчить жизнь бухгалтерии хосписа, фонд «Вера» взял на себя оплату НДФЛ. «Пока программа социальной поддержки работает только в Первом московском хосписе, — говорит Федермессер. — Но фонд планирует аналогичные программы для регионов. К примеру, в Ярославле главврач хосписа получает 6000 руб. Как можно привлечь на работу молодежь с такими зарплатами? Часто хосписы просто боятся взять деньги от фонда, не знают, как провести их через бухгалтерию».

Не за деньги

Многие НКО предпочитают ежемесячной помощи систему грантов. В благотворительном фонде Потанина с 2005 г. действует ежегодная программа поддержки музейных работников, в том числе 100 индивидуальных грантов по 40 000 руб. получают сотрудники Государственного Эрмитажа.

Фонд «Династия», учрежденный основателем «Вымпелкома» Дмитрием Зиминым, с 2004 г. выделяет гранты на поддержку учителей физики и математики. В 2009 г. победителями конкурса стали 500 человек. Гранты по 35 000 руб. выдаются в трех номинациях: «учитель, воспитавший ученика», «молодой учитель» и «наставник будущих ученых». С 2008 г. фонд также выдает три специальные премии по 150 000 руб. «За выдающиеся заслуги в области физико-математического образования».

«Конкурс — большая удача для меня, потому что это живое признание учеников, — говорит Светлана Колякина, учитель физики лицея №  18 города Новочебоксарска. — У нас в Чувашии большая проблема с молодыми учителями — физиков просто нет. Молодых педагогов не стимулируют ни деньги, ни другие преимущества, которые дает конкурс».

Фонд Потанина также поощряет молодых преподавателей государственных вузов России. Конкурс проводится с 2001 г., победители получают единовременную выплату — 40 000 руб. Фонд выдает 133 индивидуальных гранта педагогам из 67 вузов. «Нехватка молодых преподавателей — серьезная проблема. Особенно острая ситуация в Москве, — сокрушается исполнительный директор фонда Наталья Самойленко. — Некоторые московские вузы даже не могут найти претендентов на грант».

Цена противоречия

«Ограничения, существующие в бюджетном законодательстве, препятствуют развитию благотворительности», — считает Игорь Дубов, партнер, председатель Московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры».

Организации, осуществляющие медицинское обслуживание, государственные и муниципальные образовательные учреждения, музеи, библиотеки и т. п. создаются в организационно-правовой форме бюджетного учреждения, которая менее всего урегулирована действующим гражданским законодательством. Однако и при таком скудном правовом регулировании имеют место противоречия между нормами гражданского и бюджетного законодательства, поясняет он: «Если гражданское законодательство фактически допускает самостоятельное использование бюджетными учреждениями полученных доходов, в том числе полученных в виде благотворительности, то бюджетное законодательство серьезным образом ограничивает возможность самостоятельного расходования полученных доходов. В связи с этим основная благотворительная помощь осуществляется не организациям, а конкретным лицам посредством грантов».

В подготовке статьи принимала участие Елена Пустовалова

Дмитрий Черняков

управляющий партнер «Муранов, Черняков и партнеры»

С 1 января 2008 г. положения о самостоятельности бюджетного учреждения при расходовании средств из внебюджетных источников исключены из Бюджетного кодекса РФ. Действует положение, согласно которому использование бюджетными учреждениями средств от безвозмездных поступлений физических и юридических лиц должны регулироваться специальным законом (п. 5 ст. 41 БК РФ) , но закон до сих пор не принят.

 

Автор: Римма Авшалумова
Газета «Ведомости»

Поделиться

Комментарии