Поддержите меня семеро

0 908

На днях мне позвонил руководитель отдела из департамента правительства края, который курирует мою отрасль, и задал мне вопрос: известно ли мне о новой краевой программе поддержки отечественных производителей-экспортеров, и не желает ли мое предприятие вкусить от тучных нив ее?

Учитывая то, что этот департамент оголтело курирует мою фабрику с самого первого дня ее существования, и как никто другой в крае знает, что мы не работаем на экспорт, вопрос меня заинтриговал, и я ответил: допустим, мое предприятие желает, tellmemore.

Гражданин начальник сообщил, что правительство региона придает огромное значение развитию реального сектора экономики, бла-бла-бла. Что в крае действует зиллион вкусных и питательных программ поддержки промышленных предприятий, которыми никто не пользуется, и непонятно, почему. Вот, например, в прошлом году создали Револьверный Фонд, а в этом — закрыли, поскольку он оказался никому не нужен. Или, для другого примера, учредили Гарантийный фонд, который должен выдавать от имени предпринимателей гарантии банкам при отсутствии залога необходимой стоимости, а он за год выдал поручительств на жалких 150 миллионов рублей, и все кубанские кошки плачут от таких мизерных объемов. Мы готовы субсидировать ставки по кредитам для экспортеров — никто не обращается… Мы готовы давать льготы по региональным налогам — заявок нет… Пассивный у нас товаропроизводитель, ленивый, не знает своих возможностей, не ценит государеву любофь…

По всем законам жанра, услышав такие новости и осознав масштаб доступной государственной халявы, я должен был немедленно выделить слюну, быстро и решительно выбрать одну-две-три программы, мгновенно сдать документы, и весь следующий год покуривать бамбук, пока мое предприятие будет в две смены загребать субсидии совковыми лопатами.

Вместо этого, дослушав молодого эффективного чиновника, я скучным голосом сказал ему «спасибо за информацию», и положил трубку.

Что со мной случилось? Не заболел ли я?

Позвольте объяснить.

Рассмотрим по очереди те программы, о которых упомянуло юное чиновничье дарование в пересказанном разговоре. Подчёркиваю: речь идёт о программах поддержки промышленных предприятий в Краснодарском крае. Они основаны на федеральном законодательстве, и их содержание в ваших регионах может отличаться.

1. Револьверный фонд

Был создан для предоставления гарантий исполнения обязательств от имени предпринимателей, заключивших контракты с государством. В Краснодарском крае на госзакупки тратят 7 млрд. руб. в год. Тем не менее, ни один предприниматель не воспользовался услугами фонда ни единого раза. Почему?

Потому что, несмотря на всю бурную имитацию борьбы с коррупцией в госзакупках, развернутую в последние годы (редактирование ФЗ-94 и создание ГКС) , эта сфера при нынешнем пока-еще-президенте окончательно морфировала в то, чем задумывалась — в идеальный инструмент превращения общественных денег в частные. Укрупнение лотов, выравнивание размера аванса с размером гарантии, внедрение «прогрессивных» электронных аукционов — все эти меры вымели с поля всех, кроме самых верных и преданных друзей.

О том, как пилят госбюджет, уже написаны целые библиотеки, а современное состояние дел лучше остальных освещается проектом «РосПил» Навального. Девиз госзакупок: минимальное качество за максимальные деньги (исключение: товары и услуги для чиновников). Типичная схема распила такова: распорядитель бюджета (один госслужащий или группа) создают или покупают структуру-лидера, которая будет выигрывать все или почти все профильные тендеры госструктуры-заказчика. Техзадание готовится заказчиком под конкретное предложение лидера, который в дальнейшем выступает генподрядчиком и дирижирует всем дальнейшим процессом, выступая платным (и недешевым!) посредником между бюджетом и реальным исполнителем работ/производителем товаров. Остальные «участники» либо дисквалифицируются, либо отказываются от участия за некоторое вознаграждение, в результате чего цена контракта остается максимальной или почти максимальной. Справочно: уровень отката при реализации программы госзакупок в Краснодарском крае уж несколько лет не опускается ниже 15%. Каноничный пример: закупки томографов для здравоохранения.

Сейчас госзакупки — это такой заказник, на воротах которого написано «Чужие здесь не ходят». Поэтому «чужим» револьверный фонд ни к чему, а у «своих» и так все есть.

2. Гарантийный фонд

Как говорится в рекламе какого-то чая, он был создан дарить тепло — выступать поручителем от имени предпринимателей при оформлении кредитов в банках.

За год услугами фонда воспользовались всего 62 предпринимателя, использовав в среднем по 2,8 миллиона гарантий на брата. Размер фонда ограничен 175 миллионами. В регионе, где малый и средний бизнес в год проворачивает 787 миллиардов рублей, такой «размах» может вызвать лишь сардоническую усмешку. Что же не так с этим фондом, почему он не востребован? Дело как будто хорошее, однако в нюансах прячется знакомый краснорожий дьявол.

Поручительство выдается только тем предприятиям, кто в течение минимум двух лет успешно и рентабельно осуществляет свою производственную деятельность. То есть тем, у которых уже все хорошо, и которые могут самостоятельно получить кредит. А те, кому фонд мог бы пригодиться — инвестиционные проекты, новые производства, стартапы — не соответствуют критериям финансовой надежности современных российских банков, поэтому им не светит.

3. Субсидирование процентов по кредитам

Звучит как музыка, а вслушаешься — и понимаешь, что леденец пластмассовый. Субсидии выдаются только под кредиты, взятые на специфические цели, список которых поражает краткостью. Чтобы получить эти деньги, претендент на субсидию должен вывернуться перед правительством наизнанку, предоставить две тележки документов, и регулярно доказывать, что не потратил ни рубля на что-нибудь не то. Но самое главное — эта субсидия предоставляется после того, как получатель оплатил кредит, то есть речь идет о частичной компенсации уже понесенных затрат.

Особенно доставляет здоровый цинизм предложения для экспортеров: субсидируются затраты на выплату процентов по кредитам, потраченным на:

сертификацию экспортируемой продукции
аренду выставочных площадей
защиту интеллектуальной собственности
индивидуализацию продукции (i.e. разработку товарного знака)

Вот они, проблемные точки, вот, оказывается, что мешает российскому товарному экспорту расти! При этом в экономике «Единой России» экспорт играет совершенно витальную, решающую роль, поскольку 75% ВВП, или около триллиона долларов в год, формируется именно из него, а он, в свою очередь, на 90% — состоит из нее, родимой. Из нефыти. Очевидный повод беспокоиться о затратах экспортеров на разработку товарных знаков.

4. Налоговые льготы

В моем регионе налоговая льгота бывает только одна — по налогу на недвижимость. На прибыль тоже есть, но чего людей смешить, у кого из российских производителей промышленной продукции может быть прибыль, достойная льготы?

Начнем с того, что сам налог на имущество, созданного без участия государственных средств, есть ничто иное, как государственный акциз на использованные строительные материалы, и у государства нет никакого морального права его взимать. Я, выстроив свое предприятие за 100 условных миллионов, и уплатив все положенные налоги, связанные со строительством, в течение периода амортизации заплачу государству еще около 20 миллионов в виде этого самого налога. За что?! Но эта грустная песня из другого либретто, поэтому вернемся к льготе.

Чтобы получить льготу по налогу на имущество на 3 года, нужно:

Стать «одобренным инвестиционным проектом». Становление занимает от 6 мес. до 2х лет времени и стоит от 1 миллиона рублей пожертвований в местный Фонд эмоционального развития. Время и деньги находятся в обратной зависимости: чем больше взнос, тем стремительнее роды, и наоборот.
Обеспечить администрации края возможность контролировать каждый вдох и выдох предприятия на весь период действия льготы (максимум 3 года)
Раз в квартал сдавать те же две тележки с документами. Для ведения документооборота, связанного с этой льготой, реально нужен отдельный бухгалтер.

Отдача — 1,5 млн. в год с каждых 100 миллионов инвестиций, или 1,5%. За минусом взносов в Эмофонд, остаются крохи, из-за которых городить огород имеет смысл только гипер-проектам, связанным с созданием очень крупных объектов с большой стоимостью ОС. Например, торгово-развлекательным комплексам.

Остальным, то есть тем самым, которые должны стать локомотивом новой российской экономики, опять не светит.

Время делать выводы.

1. Государственные программы поддержки промышленных предприятий в моем регионе носят исключительно декоративный характер, и не выполняют назначенную функцию ни в малейшей степени. Они решают другие задачи:

а) создать иллюзию наличия государственной поддержки при полном ее отсутствии;

б) оправдывать существование огромного и дорогого административного аппарата (в краевой администрации более 50 структур и более 5000 сотрудников) ;

в) формировать в региональном бюджете резервные статьи, которые можно не спеша осваивать в течение года через аффилиированные структуры, отводя часть бюджетных рыб из главного русла в боковые канальчики и арыки, на берегах которых не встретишь рыбнадзор.

2. Нынешнее правительство не заинтересовано в развитии собственного промышленного производства, и намерено продолжить закупки чужих возобновляемых товаров в обмен на нашу общую невозобновляемую нефть.

3. Правительство, которое не заинтересовано в развитии собственного промышленного производства — это плохое, негодное правительство.

Как говорила старая черепаха Угвэй, посадишь персик — вырастет персик, а не яблоко и не редис. В государстве, выстроенном на коррупции, все программы государственной поддержки непременно будут чуть более чем полностью состоять из того же материала.

В этом месте многие спросят: «А делать-то что?»

Я отвечу:

1. Снизить или отменить налоги, взимаемые с производственных предприятий до прибыли, и резко увеличить налог на прибыль, как это делают везде в мире.

2. Отменить налог на имущество, созданное на частные средства инвесторов.

3. На три четверти сократить административный аппарат, разогнав дорогих и бессмысленных паразитов наподобие департамента духовного просветления, департамента по связям с представителями эзотерических меньшинств северного предкавказья, департамента по делам еврейского казачества, etc. Полный список здесь.

4. Ратифицировать и исполнять международную конвенцию по противодействию коррупции.

Сделайте это, и вы поразитесь, как быстро наша с вами жизнь изменится к лучшему. Ближайшая возможность будет у вас 4 декабря 2011 года.

Автор: Иван Федоров, предприниматель

Источник: © ИА Клерк.Ру, аналитический отдел

Поделиться