Экономия vs Инвестиции в условиях экономического спада: выбор отечественной экономики

0 94

Источник: Finance Times

Несмотря на неоднократные предупреждения представителей экономического сообщества о рисках «сырьевой иглы» отечественные корпорации длительное время вели себя так, как будто рентная модель получения доходов может существовать вечно. Значительный запас прочности компаний позволил им пережить экономический шторм 2014 года, когда попавшие в ловушку собственных спекулятивных схем крупные игроки были вынуждены выплачивать долларовые кредиты, оказавшись отрезанными от дешевых иностранных каналов рефинансирования.

Итоги последовавшей за кризисом 2014 года экономической политики импортозамещения можно сформулировать следующим образом.

Начато формирование собственных производств в ряде сфер, имеющих принципиальное значение с точки зрения стратегической и экономической безопасности. Наиболее наглядным примером проведения политики импортозамещения стало создание платежной системы «Мир». Имеет место также существенное улучшение показателей по сельскому хозяйству, в том числе экспортных. В то же время нельзя не отметить, что

основными драйверами отечественного импортозамещения по-прежнему остаются слабый рубль, государственная (бюджетная) поддержка участвующих в программах импортозамещения компаний и предоставляемые им льготы и преференции.

Немаловажную роль играют и прямые административные ограничения, налагаемые государством на использование иностранной продукции. Примерами таких ограничений являются встречные российские  санкции по отношению к странам – производителям сельскохозяйственной продукции из недружественно настроенных к России государств, проекты на обязательство производителей сотовых телефонов на предустановку отечественного программного обеспечения, квоты торговых сетей на использование продукции отечественного производителя.

Главными позитивными итогами проводимой в России в 2014 по 2020 гг. экономической политики являются:

  • успешное избегание катастрофического для национальной экономики сценария, предполагающего отказ государства от исполнения социальных обязательств и / или выхода из-под контроля основных макроэкономических показателей;
  • постепенная реинтеграция экономик регионов – реципиентов государственной поддержки в национальную систему экономических отношений, недопущение маргинализации населения этих регионов;
  • постепенное вовлечение населения и бизнеса в использование новых технологий; по итогам 2020 количество пластиковых карт, находящихся на руках у российского населения достигает 284 млн., в том числе 194,7 млн. активных карт.

Наряду с этим отечественная экономика к 2020 году имела серьезные ограничения инвестиционного развития:

  • такой макроэкономический показатель, как доля валового накопления в национальном доходе страны составляет 14,8%, в то время как средняя по миру ее величина 23,6%, а в индустриально развитых странах еще выше;
  • значительной остается отставание инвестиций в развитие производства страны, включая инфраструктурную составляющую;
  • в среднем за 2010 – 2020 гг. отставание соответствующих инвестиций в существующие средства производства отставали от нормативно установленной величины в 2 раза, а средняя величина износа основных фондов с учетом региональных показателей превышает 60%.

Распространение новой коронавирусной инфекции явилось для национальной экономики «идеальным штормом».

Негативные явления, связанные с усилением нагрузки на бюджеты государственных и частных компаний и экономическими потерями, обусловленные самоизоляцией для Российской экономики дополнились потерями, связанными с падением цены на основной экспортный продукт – нефть.

В этом смысле события 2020 года можно рассматривать как логическое продолжение событий 2014 г.

Согласно изданию Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС)   «Глобальный инновационный индекс» 2020 г., превышение темпа прироста инвестиций в НИОКР частным сектором в мире более чем на 1% превышает темп роста ВВП (кроме периода конца 2008 – начала 2009 гг.). В России данный показатель за аналогичный период оказался в разы меньше темпа прироста ВВП.

С точки зрения прогнозов Экономия vs Инвестиции на 2020 – 2030 гг. данное обстоятельство следует трактовать двояко. С одной стороны, падение традиционной экономики на фоне роста показателей – производителей цифрового продукта можно трактовать как подрыв ресурсной базы развития. Однако с другой стороны, данное утверждение справедливо только в том смысле, что инновационный порыв в принципе мог оказаться возможным. Обратимся к данным, зафиксированным в Докладе Уполномоченного при Президенте Российской федерации по защите прав предпринимателей (Приложение к докладу, стр. 3).

В соответствии с приводимой в данном документе статистикой, отставание динамики отечественной экономики от средних по миру показателей за 2008 – 2019 на 34% и от средних по развитым странам на 59%. Хотя инвестиции в основной капитал за данный период находились в паритете с показателями по развитых странам (24,3% ВВП в России против 28,6 в Норвегии, 22,6% во Франции и 21,6% в США), однако существенно уступала показателям растущих экономики Востока (43,0% в Китае, 34,6% и Индонезии и 31,7% в Индии). Расхождение между инвестициями в ведущих экономиках мира и ведущими экономиками Востока объясняется догоняющим характером развития Восточных экономик и тем, что им приходится нести существенные издержки на преодоление конкурентного сопротивления старых центров экономического роста.

Сопоставляя прогнозы пост коронавирусной российской экономики (-5,5% падения ВВП для России) и отсутствие собственных резервов роста у отечественных компаний, выбор экономического приоритета между инвестициями и экономией будет в значительной мере определяться государственной поддержкой. Наиболее значимым сигналом бизнесу от государства является снижение ключевой ставки (утверждённая ЦБ РФ по состоянию на ноябрь 2020 г. ставка рефинансирования является минимальной за последние двадцать лет).

Политика «дешевых денег» является инновацией для России, которая практически три десятилетия после включения в 90-х годах «печатного станка» и последовавшей за этим гиперинфляцией проводит жесткую монетаристскую политику.

Еще одним инновационным шагом, направленным на стимулирование корпоративных инвестиций, является расширение практики стимулирования внутреннего спроса. Примерами такого стимулирования являются неоднократные выплаты многодетным, стимулирование внутреннего туризма за счет компенсационных выплат. Наряду с этим Банк России продолжает политику слабого рубля.

В сложившихся условиях выбор отечественными системообразующими корпорациями сценария наращивания инвестиций может быть осуществлен в том случае, если ими будет найдена модель абсорбции существующих рублевых резервов развития за счет переориентации на национальную рабочую силу и иные ресурсы развития. Если им за счет ресурсов внутреннего рынка не удастся скорректировать последствия, будет иметь место сценарий  жесткой экономии, особенно после истощения государственных резервов и обрушения курса национальной валюты в роста цены импортных комплектующих. В настоящее время корпорации активно участвуют в инвестиционных программах, при этом уделяя существенное внимание реорганизации производственного процесса, в том числе масштабному внедрению цифровых технологий. Последнее наблюдение дает основание склоняться к ожиданию позитивного сценария  в случае сохранения текущего уровня платежеспособного спроса.

Автор: Инна Литвиненко, кандидат экономических наук, доцент

Источник: Finance Times

Поделиться