Адвокатское ремесло в России - от презрения к престижу

0 631

Профессия адвокат сегодня одна из самых уважаемых не только в США и Европе, но и в России. К сожалению, в сложившейся юридической системе нашей страны, адвокат - это единственный человек, которому может доверять человек, попавший в сложную юридическую ситуацию. А успех таких американских сериалов про адвокатов как: «Хорошая жена» и «Форс-мажор» только усилил образ адвоката, как единственного человека, который может действительно помочь. Сериалы конечно формируют вкусовые пристрастия к профессиям у современной молодежи, а вот как обстояло дело с престижностью этого звания раньше? Об этом мы решили поговорить с человеком, который точно знает как это было раньше. Он не только успешный практикующий адвокат, но и человек, которому профессия передалась по-наследству - от знаменитого прадеда.

Антон Самоха - популярный адвокат, бывший прокурор, и федеральный судья, рассказал нам о своем прадеде, который стоял у истоков становления адвокатской деятельности в России и о своей адвокатской практике вообще.

Вопрос: Антон, кем был ваш прадед?

Ответ: Мой прадед - Алексей Петрович Парамонов был общественным адвокатом как раз когда официально началось становление адвокатских коллегий во времена СССР. Ведь до 1939 года никакой судебной системы в принципе не было - в 1917 году большевики запретили вообще все суды - оставили только местные и революционные трибуналы. Это был «Декрет о суде №1».

В: Понятно, что при местных судах ни о какой защите и речи быть не могло?

О: Нет, номинально защитника себе можно было взять. Если не было, то сам местный суд или трибунал назначал своего. Но понятно что и при первом и при втором случае шансов у подсудимого просто не было.

В: То есть более менее нормальные суды появились только в 1939 году?

О: Да, именно тогда адвокатской практикой разрешили заниматься только членам коллегии адвокатов - то есть появился какой-то официальный орган. Это было положение об адвокатуре во всех союзных республиках. Например, мой прадед был председателем сельсовета и одновременно общественным защитником. Именно в 1939 году он вступил в коллегию адвокатов. Но несмотря на то, что многие защитники старались помогать людям как могли, несмотря на политическую систему, все равно в народе было к ним негативное отношение.

В: А как оплачивался труд адвоката того времени?

О: Да никак. Адвокаты, после принятия положения о коллегиях вообще не имели права назначать плату - за них это делала коллегия. А мой дед вообще не брал оплату, даже еще когда занимался общественной защитой совместно с председательством в сельсовете. Он защищал на общественных началах. Помню он мне рассказывал про мальчика, которому приписывали разбитое окно в доме культуры соседнего села. Якобы он кинул камень в окно квартиры и случайно попал в портрет Сталина, висевший в зале. Не знаю, что уж там дед говорил, но парня из передряги вытащил. Вот так к нему и начали приходить люди со своими проблемами - а тогда ж любая своя проблема тут же становилась общественной. Ее часто выносили на собрания! Он был очень знаменитым адвокатом наверное на все 100 км в округе.

В: Побольше бы таких людей в то время...

О: Да, таких людей было мало... Как раз своими рассказами дед и привил мне любовь к справедливости и желание пойти по моему пути. Я могу говорить с любой стороны - ведь я был и судьей...

В: Если вы так хотели стать адвокатом, почему же не стали им сразу?

О: Не дали - вера в правосудие и стремление к восстановлению социальной справедливости… Я считал, что нет разницы, на чьей стороне ты работаешь – защиты или обвинения, закон ведь один для всех. Я надеялся, что в прокуратуре я буду полезен обществу. Именно поэтому, еще не закончив университет, я перевелся на заочное отделение и стал работать следователем. Однако в то время прокуратура уже перешла от борьбы с преступностью к борьбе за показатели, и я сдал экзамен на судью.. Одновременно с нарабатыванием судейского опыта, я все больше понимал, что самостоятельность судей в России не более чем миф, и нашу судебную систему не изменишь, в связи с чем ушел в адвокатуру.

В: Судебная система вас разочаровала?

О: Можно сказать, что да. Судье в России трудно вынести оправдательный приговор, даже если он сам свято верит в невиновность подсудимого. Но я бы сказал, что работа в прокуратуре и в суде дала мне бесценный опыт. Я ведь теперь знаю эту работу изнутри.

В: А предоставляете ли вы бесплатные консультации?

О: Да, без проблем. Фейсбук сейчас - это современная приемная, которая может принять всех. В отличие конечно от физического кабинета, в котором я сижу. Ко мне в день обращаются иногда минимум по 5 человек в день через фейсбук со своими юридическими вопросами. Они часто воспринимают меня как адвоката-соседа. Это как сосед-врач, ты ведь всегда знаешь у кого попросить помощи, если в доме случилась беда. Конечно физически я не успеваю всем отвечать по полной программе, да и проблема сама онлайн не решится. Но вот дать юридический совет по тому, какие действия следует предпринять я конечно же могу.

В: Недавно вы участвовали в громком деле над чиновником Ахмедом Чанкуровым. Как обстоят дела сейчас? И берете ли вы иногда сугубо общественные дела, которые не подразумевают оплаты? О: Это сложное дело, оно имеет большой общественный резонанс, в связи с чем я не хотел бы его комментировать. Что касается второго вопроса, то для меня в большей степени важно помогать людям, чем брать с них деньги. Большинство же почему – то опасаются лишний раз позвонить адвокату, предполагая, что не смогут «осилить» предложенный им гонорар.

В: Как начинается и проходит ваш рабочий день?

О: Мой график достаточно гибок, но заранее распланирован. Мое утро начинается с просмотра электронной почты, сообщений на фэйсбуке и на других социальных сетях, где я даю консультации. Дальнейший день зависит от того, на какое время были запланированы судебные заседания либо следственные действия. В перерыве я как правило, встречаюсь с настоящими и потенциальными клиентами, провожу платные консультации, готовлюсь к судебным процессам. Оставшееся время посвящаю жене и детям. Рабочего дня, в Конституционном понимании этого слова, у меня как такового не бывает. Например, ко мне могут обратиться за консультацией или разрешения важного вопроса в выходные, а в понедельник я могу сделать себе отгул . В любом случае, мой телефон всегда включен, поскольку ситуации, которые требуют скорейшего разрешения могут возникнуть у клиента в любое время.

В: Насколько российская адвокатская практика похожа на американскую?

О: Я бы сказал, что на сегодняшний день она похоже на американскую лишь в зародыше. Основным элементом похожести является суд присяжных. Однако наши уважаемые государственные обвинители не могут себе позволить многое из того, что делают их американские коллеги в процессах. Буквально на каждое действие по закону нужно одобрение судьи. А прокуроров до сих пор обязывают ходить в суд в форме… Американцы же в буквальном смысле «играют» на присяжных. Это было видно из совместных семинаров, которые я посещал при работе в прокуратуре. Они не надевают форму, зная, что формальность всегда мешает налаживанию контакта. Они также проходят нужную актерскую и психологическую подготовку. Поэтому в процессе они просто завораживают своими выступлениями. Нашим гособвинителям до этого далеко еще. Поэтому именно в судах присяжных у нас так много оправдательных приговоров. Второй момент, базирующийся на американской системе – это принцип состязательности, о котором говорит ст.123 Конституции РФ. Вместе с тем, на мой взгляд он существует только на бумаге. И если это не суд присяжных, а решение будет приниматься единолично судьей, то «система» сделает все возможное для вынесения обвинительного приговора.

В: И последний вопрос: какой выбор сделать молодому человеку, который хочет стать адвокатом? Сразу после школы идти помогать бесплатно к матерому адвокату и потом пойти учится, или просто пойти учится?

О: Почему же бесплатно? В настоящее время большинство обращений граждан к юристу возникает по различным бытовым вопросам, таким как залив квартиры, развод, алименты и т.д. Представительство по таким делам может осуществлять любой гражданин по доверенности. У любого, как вы сказали, «матерого» адвоката есть такие клиенты, поскольку обращаются они с этими вопросами регулярно. Именно на них начинающий юрист может «набить руку», и во время обучения, пусть немного, но начать зарабатывать. Но для того, чтобы найти клиента, на первых порах, конечно лучше попроситься в помощники к более опытному юристу, который смог бы контролировать по началу его деятельность. В дальнейшем такой молодой человек может сдать экзамен на адвоката, либо осуществлять свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя в сфере оказания юридических услуг. Однако осуществлять защиту по уголовным делам по закону может не любой юрист, а исключительно адвокат. А для хорошего адвоката незаменим опыт работы в правоохранительных органах.

Поделиться

Комментарии

Отменить