Крымск: банкиры не готовы простить долги пострадавшим

0

Банкиры не готовы простить долги кубанцам, пострадавшим от наводнения.

Во вторник, 17 июля Роспотребнадзор призвал банки простить долги по кредитам жителям Крымска, которые пострадали от наводнения в ночь на 7 июля. Однако работающие на Кубани банки, в том числе государственные — Сбербанк, ВТБ-24 и Россельхозбанк, «не готовы обсуждать возможность прощения долгов заемщикам, пострадавшим от наводнения».

История вопроса такова: краевому управлению Роспотребнадзора поручено проверить информацию о случаях требований в адрес пострадавших срочно погасить просрочку по кредитам, возникшую после наводнения. Ведомство Геннадия Онищенко считает такие требования «юридически несостоятельными» и «циничными» по отношению к людям, потерявшим родственников, имущество, а зачастую и крышу над головой.

Ранее сообщалось, что жители Крымска жалуются на банки и коллекторов. Как писали «Известия», в числе банков, не изменивших свою политику взыскания и продолжающих активно выбивать долги, по словам самих жителей Крымска — местный банк Cetelem, который на 70% принадлежит Сбербанку, и Приватбанк, а также коллекторские агентства.

— Каждое утро, ровно в семь, мне приходит SMS из Приватбанка о том, что я просрочила платежи по кредитам, — рассказала жительница Крымска Марина З. — После этого мне звонят из службы безопасности и предлагают расплатиться по кредитам в кратчайшие сроки. Представитель банка предложил мне занять деньги у знакомых, а потом расплачиваться с ними полученными компенсациями от государства, — свидетельствует она. По ее словам, многим ее знакомым поступают такие же сообщения из банка Cetelem: «Только в моем окружении подобных случаев более десяти».

Люди напуганы «банковским террором» и опасаются высоких штрафов, которые банк имеет право наложить на них в случае задержки очередных выплат по кредитам. Однако юристы считают, что опасаться заемщикам, которые реально пострадали от наводнения, не стоит, дескать, такая ситуация вполне укладывается в пункт договора «форс-мажор», и советуют людям писать заявления в суд.

Но это из области юридической теории, а смогут ли крымчане воспользоваться этим пунктом на практике? Об это «СП» спросила экс-омбудсмена, доктора экономических наук Павла Медведева.

— Это зависит от того, есть ли подобный пункт в банковском договоре с заемщиком об условиях выдачи кредита. Думаю, что ничего подобного — никаких «форс-мажоров» там прописано не было. Во всяком случае, за годы работы омбудсменом я читал очень много кредитных договоров, и не припомню, чтобы там были такого рода оговорки.

«СП»: — То есть стандартный банковский договор потребительского кредита не предполагает списания долгов после наводнений?

— Как правило, не предполагает, и даже если есть какие-то оговорки по поводу «форс-мажорных» обстоятельств, то они настолько неясные, что использовать их будет весьма проблемно. Впрочем, если кто-то из пострадавших найдет у себя в кредитном договоре подобные оговорки, то нужно идти в суд. Хотя я бы советовал, сначала все-таки попробовать договориться с банком, не прыгая через его голову — таковы «правила игры».

«СП»: — Люди опасаются высоких штрафов за просрочку платежей, как вы думаете, их опасения не напрасны?

— Надеюсь, что в таком вопиющем случае, даже очень черствые руководители банков пойдут навстречу пострадавшим от наводнения. Надеюсь, что штрафов не будет, а будут какие-то послабления заемщикам.

«СП»: — А если заемщиков начинают терроризировать смс-ками из банка, то нужно обращаться в суд?

— Знаете, на днях я спрашивал в одном банке, чего вдруг он требует срочного возврата кредита у жителей Крымска, которые остались без денег после наводнения. И оказалось, что банк «не понимает», на какую территорию он обращается с подобными требованиями — эта система работает автоматизировано, и сотрудники банка выполняют требования служебных инструкций. Поэтому банк «не видит» таких точечных пунктов, как город Крымск. И тот топ-менеджер банка, с которым я конкретно разговаривал, сразу засуетился, и, думаю, попытается сделать так, чтобы эти смс-ки и требования не приходили на территорию, пострадавшую от наводнения. Но сделать это будет, скорее всего, трудно и дорого — нужно перестроить всю систему. Поэтому, я бы все же советовал для прояснения ситуации людям самим звонить непосредственно в банк.

«СП»: — А что с коллекторскими агентствами, которые бомбардируют заемщиков смс-сообщениями? К слову, во вторник Генпрокуратура рассказала, что коллекторы в России опять занимаются беспределом — выбивают долги кулаками и даже захватывают заложников.

— Вместо того, чтобы публично жаловаться народу, прокуратура должна применять к нарушителям должные меры, вплоть до уголовного наказания. Избивать должников и брать заложников недопустимо и по Конституции и по Уголовному кодексу.

«СП»: — Банкиры из Сбербанка, ВТБ-24 и Россельхозбанка заявили, что не готовы прощать долги пострадавшим от наводнения, но готовы реструктуризовать кредиты. Однако реструктуризация ведь увеличивает не только срок выплаты, но и долговую нагрузку на заемщика?

— Если гражданам дадут деньги и возможности, чтобы восстановить свое материальное положение и доходы, то реструктуризация является нормальным решением проблемы. Мне хочется надеяться, что банки дадут людям отдышаться, а потом «забудут» об этом сроке. Тем более, что, для государственных банков это будет безболезненно — они могут получать поддержку от государства.

«СП»: — А чисто технически, банки, особенно крупные государственные, могли бы просто списать такие небольшие суммы долгов пострадавшим?

— Конечно, могли бы, просто для этого нужна техническая процедура, которая объясняла бы эти списания надзорным органам. Когда я работал омбудсменом, мы просили банки простить безнадежные долги заемщикам, например, когда они становились инвалидами и не могли платить по кредитам, и банки очень редко нам отказывали. Причем, соглашались на списание долга как раз не самые крупные банки. Хотя для баланса небольших кредитных организаций и такие небольшие суммы могут быть проблемными.

«СП»: — В отличие от потребкредитования, во многих договорах об ипотечном кредитовании стихийные бедствия, в частности — наводнения, прописаны. В частности, там существует система страхования жилья. Значит ли это, что за ипотечных заемщиков, дом которых смыло водой, с банком будут рассчитываться страховые компании?

— Тут надо смотреть, что конкретно написано в договоре, и что банк будет понимать под стихийным бедствием. Думаю, что если такое прописано, и банки все же не желают идти на списание долга заемщика, то есть смысл обращаться в суд. Однако не факт, что результат гарантирован. Ну, а насчет страховки, все зависит от того, что написано в договоре о страховании. И если там четко звучит мысль, что страховщик выплачивает сумму кредита банку в случае наводнения, то это гарантия для ипотечного заемщика. Потому что страховщик работает не «по понятиям», а по букве договора, и если он не будет выполнять его условия, то ему достанется в первую очередь от надзорного органа — от ФСФР Панкина. Но, прочитав, что написано в договоре, заемщик должен обращаться, повторюсь, сначала в банк и к страховщику, а уж потом во все надзорные и судебные инстанции. Потому что суд не примет заявление, если вы не попытались разрешить конфликт с кредитором и страховщиком «мирным путем».

«СП»: — Институт банковского омбудсмена, временно исполняющим обязанности которого является президент Ассоциации российский банков Гарегин Тосунян, должен как-то отреагировать на ситуацию? И нет ли «конфликта интересов» в том, что глава «профсоюза банкиров» защищает заемщиков от банков?

— Конечно, конфликт интересов присутствует, поэтому Тосунян должен действовать в этом случае очень деликатно, чтобы не вызвать обратной реакции. Однако я надеюсь, что Тосунян обязательно отреагирует на эту проблему.

«СП»: — В общем, если подвести итог: многое в решении проблемы кредитных долгов пострадавших от наводнения будет зависеть от помощи государства?

— Конечно, и в первую очередь от того, как сработают местные власти. От того, как быстро они смогут восстановить условия для нормальной жизни и работы, а соответственно — для восстановления платежеспособности заемщиков на территории, пострадавшей от наводнения.

Госбанки захлебываются прибылью, но списать долги крымчанам «не готовы»

— С юридической точки зрения рядовым гражданам Крымска и прочих населённых пунктов, пострадавших от наводнения и бездействия властей, будет крайне сложно добиться не только полного, но даже частичного списания своих долговых обязательств перед банками, — пояснил «СП» старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский. — Для банков кредитно-депозитные операции являются базой всего бизнеса и горе простых граждан их, насколько можно судить по реакции со стороны, в том числе, и крупнейших государственных банков, особенно сильно не волнует.

«СП»: — А на что они реально могут рассчитывать?

— В лучшем случае жители Крымска могут рассчитывать на пролонгацию и реструктуризацию ранее взятых кредитов. Однако вся проблема в том, что рефинансирование кредитов на более длительный срок автоматически спровоцирует увеличение стоимости кредитных ресурсов на 15-20%, что крайне негативно скажется на уровне жизни и без того бедного населения. Кроме того, совершенно непонятно, каким образом будет решаться проблема трудоустройства жителей пострадавших районов — судя по имеющимся сообщениям в СМИ, порядка 20% экономически активного населения не имели работы и до катастрофы.

«СП»: — Чем тогда объяснить эти заявления Роспотребнадзора?

— Скорее всего, шумиха с предложением Роспотребнадзора списать долги пострадавшим от наводнений так и останется сотрясанием воздуха. Другое дело, что как показал опыт запрета белорусского молока, грузинской минералки, молдавского вина и европейских огурцов, Геннадий Онищенко обладает феноменальным политическим чутьем и не предпринимает никаких действий без «отмашки сверху». В таком случае логично предположить, что мы имеем дело с «разведкой боем» и уже в скором времени по законам жанра появится кто-либо из правящего тандема и накажет банкиров. Это будет весьма эффектный пиар-ход, который позволит набрать политические очки властям на горе простых граждан.

При этом сам действующий президент буквально на днях был вынужден открыто и во всеуслышание признать, что эффективность работы органов государственной власти как на федеральном, так и на региональном и муниципальном уровнях не заслуживает не только положительной, но даже удовлетворительной оценки. Тем не менее, кроме громких слов и угроз навести порядок, в очередной раз ничего не произошло — все чиновники от губернатора Ткачева до глав муниципалитетов и регионального МЧС как сидели, так и сидят на своих местах. А ведь уже сегодня совершенно очевидно, что не сработала не только система раннего, а вообще какого-либо оповещения населения, что и стало главной причиной столь масштабных разрушений и сотен погибших граждан России. И никто из чиновников не попал под уголовную ответственность по статье «преступная халатность».

Олег Гладунов, svpressa.ru

Поделиться

Комментарии