Проблема "плохих" долгов в российской финансовой системе далека от решения

0

Главы государств «большой восьмерки», заседающие в эти дни в итальянской Аквиле, подписались под заявлением о том, что для восстановления финансовой системы «чрезвычайно важно решительно избавляться от „плохих“ активов и рекапитализировать жизнеспособные финансовые учреждения». Причем делать это нужно в международном сотрудничестве на основе общих принципов и прозрачной оценки этих активов.
Для России как члена «большой восьмерки» подобное заявление, очевидно, означает новый этап обсуждений проблемы «плохих» активов.

Финансисты, ожидая вторую волну кризиса и рост объема просроченной задолженности, все чаще задумываются о фонде «плохих» долгов или «плохом» банке, которые приняли бы на себя бремя проблемных кредитов. Однако пока даже пессимистичные прогнозы президента Альфа-банка Петра Авена и других экспертов не побуждают рынок и регуляторов к решительным действиям. Идею создания «плохого» банка не поддерживают власти, поскольку никто не хочет брать ответственность за управление проблемными активами и нести дополнительные расходы на «жирных котов». «Плохой» банк невыгоден и самим банкирам, так как он не возместит полной стоимости токсичных активов. Лишь для задолжавших компаний реального сектора это могло бы быть выходом и открыть доступ к рефинансированию кредитов. Правительство показало готовность решать проблемы крупных предприятий и без создания специальных институтов. Но, возможно, все-таки потребуются новые системные решения.

«Вопреки господствующему в средствах массовой информации мнению, создание фонда „плохих“ долгов прежде всего отвечает интересам не банков, а их заемщиков, испытывающих проблемы с обслуживанием долга, — отмечает бывший зампред Центробанка Дмитрий Тулин. — Ведь если продажа активов будет совершаться по справедливой рыночной цене, без очевидного субсидирования банков государством, то финансовое положение банков по крайней мере не улучшится». Об этом же говорил в марте и экс-глава Центробанка и управляющий директор компании «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин: он полагает, что российским компаниям необходимо создать общий фонд «плохих» долгов в реальном секторе экономики и сфере услуг — «нужно расчищать балансы как предприятий, так и банков, без этого не будет создана база для внутренних инвестиций».
Когда речь заходит о потенциальном операторе «плохим» банком, вспоминают, как правило, Агентство по страхованию вкладов.

Впрочем, как заявлял гендиректор АСВ Александр Турбанов, агентство лишь однажды выкупило проблемный долг у санируемого регионального банка. Кстати, 9 июля Владимир Чистюхин, замдиректора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ, напомнил один из способов избавиться от «плохих» долгов: банки предлагают обменять их на паи закрытых паевых инвестиционных фондов. По его словам, это не противоречит законодательству, но регулятор «сохранит принципиальное требование по адекватной оценке данного риска».


Впрочем, власти еще далеки от темы. Так, в апреле первый вице-премьер Игорь Шувалов, отметив, что правительство не отказывается обсуждать вопрос о формировании фонда «плохих» активов, заявил: «Мы должны выдвигать аргументы, почему считаем нецелесообразным, но если нас убедят, что это правильно, мы должны прислушаться».

Г-н Тулин полагает, что обсуждение тормозится и «в силу особенностей господствующей ведомственной культуры»: «Раз фонд должен решать проблемы не банковского, а реального сектора экономики, то Центробанк (по-видимому, справедливо) не считает его своей зоной ответственности. Правительство же вот уже много лет с начала рыночных реформ по-настоящему не занималось управлением инвестициями и не имеет ни склонности, ни навыков для проведения такой точечной работы (не на макроуровне, а на уровне отраслей и предприятий) ».

Для банков традиционный способ решения проблемы просроченных кредитов — самостоятельная работа с заемщиками либо продажа кредитов коллекторским агентствам. Однако последние, как отмечают специалисты, часто готовы выкупать долги по цене, не превышающей 1% от номинальной их стоимости. В России коллекторские агентства пока не обладают значительными финансовыми ресурсами и эффективным механизмом возврата долгов. Г-н Турбанов высказывал мнение, что дисконт при покупке кредитных портфелей не должен превышать 5--7%, иначе эффект такой операции для банковского сектора будет минимальным.

Банкиры вообще воспринимают эти идеи без особого энтузиазма. «Проблема „плохих“ долгов в российской финансовой системе, конечно, велика, но не настолько, чтобы создавать под их скупку специальный фонд с государственным участием, — считает гендиректор Столичной финансовой корпорации Павел Геннель. — Конечно, сбросить „плохие“ активы государству — для многих идеальное решение всех проблем. Однако сегодня банки могут и сами справиться с проблемными долгами, передавая их в кредитные и ипотечные ПИФы. Существующие механизмы вполне позволяют мелкие „плохие“ долги списать, а крупные перевести в кредитные фонды, и этого, на мой взгляд, вполне достаточно. Что же касается „социально взрывоопасных“ областей, таких, например, как ипотечные кредиты, то там государство и так делает все необходимое, используя механизмы АСВ и Агентства по ипотечному и жилищному кредитованию».

 

Источник: Время Новостей
Поделиться

Комментарии