Кто спасет «Газпром»

0 535
Сегодня совет директоров «Газпрома» рассмотрит бюджет компании на 2010 г. Менеджмент монополии указал директорам, что из-за спора с Федеральной таможенной службой (ФТС) и Центральной энергетической таможней (ЦЭТ) , как оформлять экспорт газа, в этом году компания может потерять 111,7 млрд руб., а в 2010 г. — 274,4 млрд руб., рассказали «Ведомостям» два источника, близких к концерну.

Экспортная пошлина на газ — 30% его таможенной стоимости (прогноз только по европейской выручке «Газпрома» на 2009 г. — около $40 млрд до вычета пошлин) ; расчеты по пошлине производятся раз в месяц.

Раньше «Газпром» подавал таможенные декларации, оформляя их за рубежом: там он подписывает акт приема-передачи газа клиенту, в акте точные объемы и цена поставки (с учетом скидок или премий за качество газа и проч.). В апреле ФТС изменила оформление экспорта, рассказывает один из собеседников «Ведомостей». Служба потребовала оформлять декларацию на основе данных до пересечения российской границы. Это невозможно, уверяет менеджер «Газпром экспорта»: компания не знает окончательных данных, пока не подпишет документы с покупателем. Таможню такое объяснение не устроило.

В итоге у «Газпрома» принимаются только временные декларации, в которых он указывает объем экспорта «авансом», т. е. по максимуму. А окончательные декларации — по факту поставки — ФТС в расчет не берет. Получилась ужасная путаница, говорит один из собеседников «Ведомостей»: во временной декларации объемы больше, чем по факту, «Газпром», уверенный в своей правоте, платил в бюджет по своим актам, а ФТС доначислила пошлину, ориентируясь на временные декларации (ведь окончательные она в расчет не берет, см. выше). А за «несвоевременную уплату» той суммы, которую доначисляет ФТС (т. е. по завышенным объемам экспорта) , «Газпром» получит пени и штрафы, заключает собеседник «Ведомостей».

Кроме того, 1 октября вступили в силу поправки в Таможенный кодекс. Они позволили ФТС самой решать, какое обеспечение по уплате пошлин требовать от экспортеров. «Газпром» был переведен на 100%-ное авансирование (он уже сообщал об этом в отчете за III квартал по РСБУ).

В итоге обязательства «Газпрома» по уплате пошлин выросли на 111,7 млрд руб. в этом году, резюмирует источник, близкий к «Газпрому»: 83 млрд руб. — доначисленная ФТС пошлина по временным декларациям, 28,7 млрд руб. — аванс за декабрь, который при прежних правилах «Газпром» заплатил бы только в 2010 г.

Возможные потери за 2010 г. — около 270 млрд руб., это, в частности, начисленные пени (17 млрд руб.) , а также 18%-ный НДС (более 200 млрд руб.) , который «Газпром» рискует не вернуть по экспортным поставкам за 2009 г. Ведь с апреля его экспорт, получается, ничем не подтвержден: ФТС не принимает окончательные таможенные декларации.

С июля по октябрь «Газпром» несколько раз обращался к премьеру Владимиру Путину, в Минфин, Минэкономразвития и Минэнерго с просьбой урегулировать спор, говорят два близких к концерну источника, но пока никаких изменений нет. Хотя «Газпром» грозит, что, если против таможни не примут меры (и из его денежного потока в 2010 г. выпадут 270 млрд руб.) , ему придется почти на 37% снизить лимит по инвестпрограмме следующего года — до 474 млрд руб., отмечает один из собеседников;, а это, по заявлению компании, может отразиться на таких федеральных проектах, как газоснабжение Камчатки, газопровод Сахалин — Хабаровск — Владивосток и проч.

В ноябре проблему даже обсуждали на совещании в Белом доме. После него у «Газпрома» «появилось ощущение», что все решится в его пользу, уверяет сотрудник компании.

Чиновники же комментировать спор по существу не спешат. Министр энергетики Сергей Шматко лишь признал в пятницу, что совещание недавно было. Все ведомства теперь должны представить согласованную позицию по спору «Газпрома» и таможни, точку в нем нужно поставить в течение месяца. «Считаю, что в любом случае должны быть соблюдены интересы государства», — заметил Шматко, но не уточнил, чьи интересы именно — госкомпании «Газпром» или ФТС. Представители «Газпрома», ЦЭТ и Минэкономразвития от комментариев отказались. А Минфин считает, что это вопрос взаимоотношений концерна и ФТС, говорит директор департамента министерства Илья Трунин.

Источник: Ведомости

Поделиться

Комментарии

Отменить