Декабрьская волна протестов оставила сложное послевкусие

0

Источник: piratemedia.ru

С одной стороны, власть получила пощечину и дрогнула, обещав смягчение режима. С другой стороны — либеральные «звезды» во всей красе показали себя, не останавливаясь пред откровенным шулерством. Самое время извлекать уроки. Очевидно, что это — только начало, за декабрем придет март. Но по большому счету — и не в марте дело. Надвигается новая волна экономического кризиса, когда встанут действительно важные социальные проблемы. В связи с этим единственный важный новогодний вопрос — можно ли использовать декабрьское «пробуждение» для создания структуры массовой действительно демократической мобилизации и самоорганизации.

Между революцией и болотом

Декабрьское пробуждение общественного движения было вполне ожидаемым. Несколько обстоятельств сделали эту волну практически неизбежной.

Во-первых, уже все интересующиеся могли убедиться, что прошлые выборы 2003-2008 гг. проходили в условиях грубых фальсификаций. Так что новых фальсифицированных выборов ожидали, за эти годы получили широкую известность приёмчики фальсификаторов от вбросов до каруселей.

Во-вторых, надежды наивной умеренно-либеральной публики на Медведева рухнули. Оказалось, что он пришел прежде всего для того, чтобы греть место. Если бы Медведев пошел на свои миллиметровые уступки не после волны протестов, а до выборов, возможно все бы для них и обошлось. Интеллигенция еще бы тешила себя аналитическими раскладами, а мещане мечтали о послаблениях и жизни как в европах. Их грубо лишили надежд.

В-третьих, получили распространение ютюб — альтернативное телевидение, и фейсбук — пока грубая, но все же модель электронной демократии, удобный инструмент быстрого информирования «по горизонтали». Люди могли наглядно убедиться в том, что на выборах их опять «кинули», и договориться заранее прийти протестовать в числе нескольких тысяч.

Подъем гражданского движения в этих условиях был практически неизбежен, а вот новостью оказалась относительно важная роль в событиях левых организаций, хотя решаются пока чисто «буржуазные» вопросы, и у либералов есть явные преимущества в финансовых ресурсах. Это очень важно, пока дело не дошло до серьезного социального протеста. Левые и националисты стали проблемой для либералов, которым пришлось потрудиться над перехватом лидерства в «общественном пробуждении».

Эти обстоятельства стали раскручиваться начиная с 4 декабря одно за другим. Сначала — увлекательная охота за фальсификациями. И не важно, что значительная часть активных граждан с презрением относится ко всем допущенным на выборы партиям. Что может быть круче, чем уесть «Партию жуликов и воров»! Уели по полной программе — развращенные монополизмом мозги правящей касты родили лишь запоздалый ход — понизить официальные результаты до простого большинства мест. Поздно — никто не верит в эти результаты, люди повсюду ищут сторонников ЕР, и находят их лишь изредка. «Подпольный электорат» не тянет на половину голосов, и все это знают. Власть была делегитимизирована, как только стали оглашаться «результаты».

Но часть общественников не стали дожидаться, что напишут в ЦИКе. Тем более, что есть и более важные поводы — политические репрессии вплоть до уголовного приговора Торбееву, отказ в регистрациями партий — что делает сами «выборы» бессмысленными для миллионов людей. Поэтому Левый фронт не стал дожидаться оглашения «результатов» и открыл кампанию митингов и винтежа уже днем 4 декабря. Подробнее см. http://shubinav.livejournal.com/39144.html Вечером на площадь Революции подтянулись и националисты. Так площадь Революции стала превращаться в модель московского Тахрира.

И это было важно, потому что «сыграла» тактика Левого фронта — все время беспокоить власть митинговыми «уколами», оформлять заявки на митинги. А вдруг однажды на митинг придут не десятки и сотни, а тысячи. И это «однажды» наступило — на 10 декабря была удовлетворена заявка на митинг, которую подали Сергей и Анастасия Удальцовы из Левого фронта и активистка «Солидарности». После либеральных манифестаций 5-6 декабря стало ясно, что градус протеста нарастает, эта заявка давала возможность легально собраться в непосредственной близости от Кремля. На фэйсбуке несколько тысяч человек выразили готовность прийти на митинг. Был создан оргкомитет, который стал готовить большой митинг на несколько тысяч человек. Образовался политический ресурс, и либеральные лидеры стали привычно готовить его приватизацию. В этом им помогли власти.

Кремлевские наперсточники засуетились — московский Тахрир был им совсем не нужен. Решили отозвать уже данное разрешение. «Закрыли» Сергея Удальцова и стали давить на оставшихся соучредителей. И тут участники оргкомитета от «Солидарности» Немцов и Рыжков сделали «изящный финт» — не согласовав свои действия с партнерами по оргкомитету они договорились с мэрией о переносе митинга на Болотную — на неудобную узкую полоску между парком и каналом. Возникла угроза обрушения пешеходного моста под тяжестью демонстрантов. Но это не волновало участников сделки. Слишком хорош был куш — теперь они стали ключевыми заявителями и, пользуясь отсутствием Удальцова, могли диктовать условия по составу выступающих. И это было только начало приватизации протеста.

Оказавшись перед лицом «переноса митинга» другие участники оргкомитета пытались сопротивляться, но либеральные СМИ уже гнали народ на Болото. Стало ясно, что массы окажутся там. Можно было решительно «повинтиться» на Революции, но это был бы уже банальный разгон. Этого не хотелось бы и властям, раз уж наметилось торжество демократии и «здорового компромисса». В итоге власти пошли на дальнейшие уступки — собравшиеся на Революции смогут пройти на Болото тихо и мирно по заранее подготовленному коридору. Лишь бы не митинговали.

Но радикалы не обещали вести себя тихо. Если первая группа граждан под руководством Немцова ушла на Болотную прогулочным шагом, а Лимонов предпочел провести микромитинг на старом месте, то левые провели полномасштабную демонстрацию мимо Кремля.

И все же левые пошли к Болоту. Выбор прост — либо положение сектантов, либо движение туда, где есть массы, еще только вовлекающиеся в гражданскую активность.

Пока левые маршировали по центру Москвы, выступивший на митинге представитель либеральной богемы Б. Акунин «взял быка за рога»: нужно создать комитет, который станет говорить с властью от имени масс. Из тюрьмы Удальцов предложил создать комитет национального спасения.

В воздухе витала идея — движение станет чистым выпусканием пара, если оно не создаст организационной структуры. Но структура структуре рознь. Выдвижение идеи комитета породило дилемму: чем он станет:

1. собранием «звезд», говорящих с властью от имени народа
или
2. инструментом актива гражданских движений.

Два комитета и правила игры

Поскольку пробудившиеся массы среднего слоя требовали продолжения, на основе оргкомитета митинга 10 декабря путем его звездного дополнения был создан новый, который и должен был стать выразителем воли всея демократии. Излишне говорить, что он был практически сплошь либеральным, то есть ориентированным на борьбу за «светлые идеалы» ельцинской эпохи, проклинаемой миллионами людей — и вовсе не путинистами. В порядке большой милости в этот «верховный» оргкомитет могли пустить «солидных» левых — депутатов-справороссов Гудкова и Пономарева. Ну и Удальцова, когда выйдет из застенков и оклемается после тяжелой сухой голодовки, которую он проводил, протестуя против незаконного ареста. В оргкомитете мужа продолжала представлять его супруга Анастасия, но она не могла противостоять пополнению оргкомитета либеральной публикой, прежде не имевшей отношения к организации митингов, но зато «солидной».

Почувствовав себя «кинутым» и не желая становиться пушечным мясом «звезд», гражданский актив решил организовать орган более широкого представительства. Собравшись в Доме журналиста 13 декабря, несколько десятков представителей разнообразных движений и групп создали… нет, не более представительный оргкомитет, как боялся Немцов, а всего лишь Инициативную группу (ИГ). Но группа создала комиссии (группы) по разным направлениям подготовки к митингу, в которые вошли и люди, связанные с оргкомитетом. В итоге удалось вовлечь в дело более широкий круг актива. Но образовалось двоевластие, потому что полномочия решений ИГ не признавались ОК. Дело двигалось к шумному расколу со скандалом, и на второе заседание ИГ 19 декабря Немцов пришел, доложил о проделанной работе по подготовке митинга.

Однако когда ИГ что-то требовала от ОК, ситуация напоминала авторитарного президента с задиристым, но безвластным парламентом. Опыт ельцинизма пригодился либеральным «звездам». И, должен признать, Немцов имел моральное право «посылать» ИГ, которая все никак не могла нормально самоорганизоваться. А это не случайно — ведь ИГ, объединившая гражданский актив от националистов до пиратов, тоже была ресурсом. И тут же нашлись желающие его тоже приватизировать.

Я понимаю, когда первое заседание ИГ прошло в условиях шума, гама и хаоса. Но на втором заседании мы уже поставили вопрос о создании регламента этого органа, из которого мог вырасти искомый демократический комитет. И наше предложение было встречено в штыки именно «президиумом» во главе с неизбранной ведущей Е. Чириковой. Поскольку мне не дали возможности даже кратко обосновать необходимость регламента, за наше предложение проголосовало только около четверти собравшихся. Думаю, многие просто не поняли, о чем идет речь и почему это важно. Но мы решили и дальше гнуть свою линию: движение за демократию само должно быть организовано демократически, в его структурах должны быть понятные правила игры.

При отсутствии регламента и вообще какого-то ясного прозрачного порядка работы не удивительно, что на третьем заседании адвокат-националист А. Навальный просто взял в свои руки ведение, не спрашивая у собравшихся разрешения. И вел его как самодержец всея демократии.

Авторитарное ведение в такой аудитории плодило хаос и шум, работа по общему признанию была неэффективной — такие вопросы при наличии простейшего регламента решаются быстрее. Но зато у «вождей» при таком порядке есть широкие возможности навязывать залу свою позицию, просто игнорируя оппонентов.

Наше повторное предложение разработать регламент Навальный проигнорировал, но мы все же создали рабочую группу явочным порядком, проект регламента был разработан и сейчас обсуждается в этой группе.

Следите за руками

Многие деловые вопросы решались на ИГ быстро, но два вызывали острое противоборство: резолюция и состав выступавших. Первый вопрос был решен с элементами шулерства, при решении второго шулерство оказалось тотальным.

Была создана редакционная рабочая группа, где мы с Сахниным предложили проект, в котором общедемократические требования дополнялись социальными и ставили проблему шире, чем тема фальсификаций этих выборов. Но когда Лев и Илья Пономаревы собрали редгруппу в оффлайне, нас не пригласили. Был принят бледный обтекаемый текст, который при голосовании на ИГ уступил даже проекту националистов — те потребовали хотя бы отставки Путина. Было видно, что для либеральной части «президиума» было совершенно неприемлемо, чтобы прошла даже разумная резолюция, проект которой написан националистами. В итоге выигравший голосование проект был направлен в комиссию для сведения двух проектов в один, а на следующем заседании в трогательном единении «президента» Немцова и «спикера» Навального вся эта работа была отправлена в корзину.

Но без резолюции митинг не остался. Ее сочинили где-то за кулисами трибуны. Сначала «болотные требования» с небольшой коррекцией:

1. Немедленное освобождение политзаключенных.

2. Отмена итогов выборов.

3. Отставка Чурова, расследование фальсификаций, наказание виновных.

4. Регистрация оппозиционных партий. Новое законодательство о партиях не позднее февраля 2012 года.

5. Новые честные выборы в Думу.

А затем два новых:

6. Создание Московского объединения избирателей.

7. Призыв к гражданам: не отдать ни одного голоса Путину на выборах 4 марта 2012 года.

Самая важная новация: пункт 6. На ИГ обсуждались разные названия для организации, которая может вырасти их декабрьских выступлений. На самом митинге Удальцов призывал к созданию Комитета национального спасения. Название на мой взгляд неудачное, но это значит — есть разные предложения, но почему выбрано МОИ? Потому что МОИ — прямой отсыл к опыту ельцинистского движения, милого сердцу либералов. И поэтому оно неприемлемо для тех, кто не хочет повторения эффекта ельцинизма. Поэтому протащить такое название можно было только шулерским путем.

Я вовсе не против остальных требований (хотя считаю их неполными) , но механизм принятия показателен. Следите за руками:

1. Сначала демократия: свободно обсуждаем в комиссии, принимаем демократическим путем.

2. Затем выясняется, что демократия плоха: часть левых оттираем, националистов соединяем с либералами в комиссиях, чтобы они там аннигилировали друг друга.

3. Соломоново решение: ни нашим, не вашим.

4. Затем «звездная» олигархия принимает то решение, какое хочет.

И это были только цветочки.

Ягодки — это формирование списка выступающих. Как объяснить левым и националистам, что они должны собирать народ на митинг, где будут выступать почти сплошь либеральные «звезды»? Раз уж так вышло, что не-либералы первые начали, нужно дать им немножечко мест на трибуне. Это даже хорошо — придает протесту общегражданский характер, а лозунги и тональность все равно будут определять «звезды».

Как обеспечить такой расклад? Да очень просто — с помощью прямого голосования в интернете. Ведь очевидно, что «звезды», раскрученные телевидением 90-х и нулевых, имеют очевидное преимущество над активистами гражданских движений, деятельность которых за редкими (но, отметим про себя — важными) исключениями замалчивается. Инициаторов этой идеи не смущало, что нынешние интернет-голосовалки не защищены от накруток (о чем не перестает говорить Пиратская партия). Более того, выбор наших лидеров и даже составление списка для голосования был доверен любым гражданам — хоть нашистам, хоть единороссам. Отсюда — откровенный стеб при выборе кандидатур для голосования, начиная с Хилари Клинтон.

Абсурдность этой идеи вскоре была осознанна даже либералами, когда Немцов не попал в один из рейтингов, уже забитый фамилиями, не имевшими отношения к митингу и его идеям. Тогда решили перенести выборы на закрытую платформу. Сначала дела пошли «предсказуемо», но потом вдруг вперед вырвались Удальцов и националисты, обогнав некоторых «героев вчерашних дней». Это объяснили накрутками, хотя прежние результаты голосования на фэйсбуке тоже не были застрахованы от накруток.

Особенно возмутило либералов то, что Удальцов обогнал Навального, Парфенова и Акунина. Явное дело — накрутки. Почему-то такая же логика не применялась к Навальному, который отстал от Удальцова на считанные проценты. Не было принято во внимание, что авторитет Удальцова, голодающего в тюрьме, действительно значительно вырос сейчас. К тому же левые мобилизовали на это голосование свой актив. Но нет — раз не «звезда» получил много голосов — это «накрутки». Либералы никогда не поверят, что они менее популярны, чем националисты и левые.

Тогда, руководствуясь невесть какой логикой, решили составить список головной части выступающих из совпадающих позиций обоих списков. С какой стати, если это — фальсифицированные результаты?

А остальные места должны были быть распределены по квотам между либералами, левыми и националистами. На этой стадии оттерли пиратов, которые не являются ни теми, не другими, ни третьими. А ведь пираты принимали активное участие в движении и получили хорошие результаты при голосовании в интернете до 4 декабря.

Итак, по итогам заседания ИГ 22 декабря был сформирован список из «победивших на голосовании в интернете» и представителей части организаций, участвующих в движении. С этим списком представители ИГ поплелись в ОК, где их встретили «звезды» и их окружение. Они объяснили, что общественность слишком много хочет, и потребовали ужать их квоты — ведь планируется слишком много эстрадных номеров. Кто бы спорил, что музыка бы украсила митинг. Но, оказывается, наши мастера культуры смогли выставить только двух поющих. Не считать же эстрадным номером занудный спич в презервативе журналиста Троицкого.

Из «победителей голосования» выступить согласились не все, и в итоге из 19 «избранных» мы услышали 12 (или пытались услышать, как в случае с Шевчуком) только (А. Навальный, Ю. Шевчук, Л. Парфенов, А. Троицкий, Б. Акунин, Д. Быков, Б. Немцов, В. Шендерович, Г. Каспаров, Е. Чирикова, С. Удальцов, И. Яшин). Образовалась экономия в 7 мест, о которой было известно заранее, и никакой необходимости вычеркивать гражданских активистов не было. Если бы не планировалось протащить кого-то, вытащив кандидатуры спикеров «из рукава».

Но представители левых (как, впрочем, и националистов) , приглашенных в ОК, в очередной раз забыли слово «нет». И ужали свои квоты. Этим они расчистили возможности для шулерства на самом митинге.

Как видим, и здесь работает та же наперсточная механика, где на входе — «демократия в интернете», а на выходе… Чуров отдыхает.

24 декабря

24 декабря было все — и народ в количестве, несколько большем, чем на Болотной (по моим подсчетам — на несколько тысяч, а я считал тщательно) , и Троицкий в презервативе, долго говоривший о неизвестных ему тайнах сексуальной жизни Путина (оказывается, нет в стране важнее вопроса) , и дважды объявлявшийся траур по Гавелу, и много раз повторявшиеся призывы к освобождению от Путина, и Кудрин, и Касьянов, и Собчак. В общем, понятный либеральный смысл мероприятия — заменить Путина на Гавела (интересно — кто у них будет этим Гавелом) , сохранив экономическую политику в стиле Кудрина и Касьянова — создателей социально-экономической политики путинизма.

Прохоров пришел на митинг, но как всегда провалил дело — поздно подсуетился и не получил слово. Подсуетился бы раньше — использовал бы митинг для своей предвыборной кампании. Чем он хуже путинистов Собак и Кудрина?

Собственно, это протаскивание Оргкомитетом путинистов на трибуну дискредитировало мероприятие сильнее любой «империи» лжи на ТВ. Оказывается, мы имеем дело не просто с либеральным олигархатом, а с блоком либералов и путинистов (недавних и нынешних) , которые нагло приватизируют массовое движение.

Для меня важно другое — когда телеканалы наперебой утверждали, что выступавшие вошли в список в результате победы в интернет-голосовании — это была ложь применительно к таким «звездам», как Собчак, Кудрин, Касьянов, Явлинский.

Соотношение выступающих либералов и всех остальных направлений было два к одному, что явно не соответствует весу людей либеральных взглядов ни в оппозиции, ни среди населения в целом.

Оттерев общественных активистов, организаторы митинга протащили не победивших даже на этом голосовании «звезд», имевших на то права по признаку принадлежности к их общей элитарной касте (как Собчак) и либеральной идеологии ( «образцовый либерал- западник Кудрин).

Наследием „проблемы левых“ стали выступления Удальцова, Косякина и анархиста Гаскарова (в выступлении И. Пономарева я не обнаружил чего-то левого, на что он как депутат-СПРАВОрос имеет право) , обратившихся к социальным проблемам. Этот красный штрих был едва заметен на общедемократическом фоне (даже националистические выступления пожестче противостояли либеральному мейнстриму).

Либеральные „звезды“ пока добились своей цели — они сумели говорить с властью не „на полусогнутых“, как обычно, а гордо, с трибуны, от имени возмущенных масс. И говорить то же самое, что и раньше.

Но, протащив на трибуну путинистов — в нарушение любых норм демократии — старое „правление“ дискредитировало себя.

Уже многие писали, как собравшиеся возмущались трибуной. Кто они? При всех социологических опросах остаются и личные наблюдения. Вопреки ожиданиям, я редко встречал „классического мещанина“. Большими потоками шла интеллигенция перестроечного разлива и молодежь, для которой это, скорее всего — первый политический опыт. Первых много раз кидали, но у них не опустились руки и, дай Бог, появился опыт. Вторые не имеют опыта, но, может быть, тянется к нему. Нужна трансляция опыта.

Развилка

Несмотря на весь скепсис моего рассказа, я не склонен видеть в этом трагедии. На этом этапе развития России цели большинства населения и либеральной элиты в борьбе против авторитарного коррумпированного режима совпадают. И то, что господствующая каста раскалывается, а ее верхушка пугается — это благо, а не зло. Разве плохо, что перепуганный Медведев анонсировал послабления в регистрации партий, и у левых, зеленых и пиратов появится возможность голосовать по своему желанию (если, конечно, уступки не будут взяты назад или компенсированы дополнительными препонами).

Вот Кургинян и его сторонники пытаются убедить нас в том, что „оранжевая революция“ страшнее сохранения путинского режима. А что в ней такого страшного? „Посмотрите на Украину!“ — отвечают нам. Смотрим, но ничего такого жуткого не видим. Самое дурное в „оранжевой революции“ (оба слова в кавычках) , что пар может вылететь в свисток, не совершив полезной работы. Что „революция“ не превратиться в революцию, то есть процесс реальных системных перемен. Кургинян не понимает (или делает вид, что не понимает) , что алкаемый им перезапуск Советского проекта (не говоря уже о более глубоких социальных переменах, за которые выступаем мы) возможен только в результате революции, способной снести касту, возглавляемую сегодня Путиным. А глубокие революционные процессы как правило начинаются с чего-то „оранжевого“, а уж потом идут вглубь. Главная угроза в «оранжевом» этапе — что его не удастся перевести в следующий. Но если не удастся — значит либо кризис не назрел, либо социальные движения слабы. Нечего на «оранжевых» пенять.

Альтернатива глубоким социальным переменам — продолжение существования нынешней деградации, гниения, сползания к межнациональной резне и дальнейшему распаду.

Так что при всех издержках декабрьского «пробуждения» пока оно не принесло вреда, хотя участие в процессе изнутри и вызывает приступы дурноты. Однако «месяц единого фронта» хорошо показал, кто есть ху, и 24 декабря исчерпало возможности сотрудничества в прежнем формате. Стремление конкурирующих между собой вождей к выстраиванию популистских схем по образцу ельцинизма и Демроссии наталкивается на требование гражданского актива соблюдать договоренности и демократизировать движение. Этот конфликт может разрешиться либо выстраиванием демократической структуры гражданского движения, либо расколом.

Пока я бы предпочел первый путь, насколько он возможен. Потому что только широкая демократическая массовая структура может обеспечить в дальнейшем успешную борьбу за социальные права. Раскол первоначально ослабит нас всех. Но если не получится демократического фронта — лучше размежеваться, чем обслуживать «звезд», защищающих те же интересы периферийного капитализма, что и тандем. И даже не желающих скрывать свое органическое родство с путинистской кастой из ее либеральной, медведевской фракции.

Однако это не значит, что если «звезды» откажутся от компромисса, то нужно просто возвращаться в ноябрь 2011 года. Раз встал вопрос о создании гражданских или народных комитетов, их можно начинать делать и без «звезд» с их клиентелой. Не получится сегодня — нужно заниматься этим завтра и послезавтра. Потому что без самоорганизации новые социальные движения будут использованы как пушечное мясо для популизма, смены шила на мыло и обратно.

Если в январе в «декабрьском» движении не удастся наладить демократические нормы, этому процессу можно найти только одно полезное применение — произвести шумный и показательный раскол с либеральными «звездами» и объявить им войну под лозунгом: «Немцов, Акунин и Навальный не лучше Путина, Медведева и Чурова».

Главная задача — чтобы нынешнее движение способствовало гражданской самоорганизации. Именно в ней — и защита от злоупотреблений «звезд», и смысл самого движения — народовластие.

Нынешние страсти по выборам — мелочи игры по сравнению с реальной социальной борьбой, которая может начаться под воздействием новых волн мирового кризиса.

Наши лозунги сегодня:

Никакого доверия медийным «звездам»!

Движение за демократию само должно быть организовано демократически!

Автор: Александр Шубин

Источник: piratemedia.ru

Поделиться

Комментарии