Русские реки поворачивают в Китай

0

Источник: svpressa.ru

Зачем Минсельхоз предлагает перебросить воду на Восток?

Россия готова перебрасывать пресную воду со своей территории в Китай. Об этом во вторник, 3 мая, заявил глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев на встрече с китайским коллегой Хань Чанфу.

«Мы готовы предложить проект по переброске воды из Алтайского края России через республику Казахстан в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. В ближайшее время мы проведем консультации с коллегами из Казахстана по этому вопросу», — цитирует российского министра ТАСС.

Прежде всего, речь идет о переброске ежегодно около 70 млн кубометров паводковых вод. Как заявили в Минсельхозе РФ, именно такое количество составляют весенние излишки, которые сейчас без всякого практического применения сбрасываются в море. Но, как считают в ведомстве, можно увеличить «объем водоподачи» в Китай до 1 млрд. кубометров в год, причем «без ущерба экологическому состоянию водных объектов». Для этого необходимо «совместное с КНР развитие существующей инженерной инфраструктуры двух гидротехнических систем — Гилевского водохранилища Алейской оросительной системы, и запитанного из Обского водохранилища Кулундинского магистрального канала».

На бумаге действительно выходит, что вреда от переброски в Китай такого количества российской воды не будет.

С одной стороны, Россия обладает крупнейшими в мире запасами пресной поверхностной воды, причем Северная Двина, Обь, Иртыш, Енисей, Лена и Амур несут воды на север, в пустынные районы, где использовать ее фактически некому. Поэтому дискуссии по переброске вод сибирских рек в Среднюю Азию велись еще в XIX веке, а в 1960-е годы были начаты серьезные исследовательские работы. Предполагалось, что первая очередь Иртыш-Арал будет передавать на юг около 25 млрд. кубометров воды в год. Однако проект не был реализован.

Кроме того, сейчас внутри России вода тоже не особо нужна. Так, по данным федеральной целевой программы «Мелиорация», в 2015 году из имеющихся в стране 4,26 млн. га орошаемых земель в сельскохозяйственном обороте фактически было задействовано всего 3,27 млн. га, а фактически поливалось и того меньше — всего 1,35 млн. га.

С другой стороны, Китай остро страдает от дефицита воды, и прилагает колоссальные усилия в попытках решить эту проблему. Два года назад была завершена прокладка центрального маршрута переброски пресной воды с юга на север КНР. Это дало Пекину, Тяньцзиню и более чем сотне других городов засушливого китайского севера дополнительно 9,5 млрд. кубометров воды в год. Но и этой воды Поднебесной явно недостаточно. По прогнозам, к 2030 году КНР будет нуждаться в 818 млрд. кубометров воды в год, тогда как уровень водоснабжения будет находиться на отметке 619 млрд.

В теории все выглядит неплохо, но практика показывает, что китайцы — трудные партнеры. Скажем, Россия делит с Китаем два речных бассейна — Оби и Амура, — и в обоих случаях КНР реализует проекты переброски стока без оглядки на российские интересы. Кроме того, на китайских территориях располагаются верховья Иртыша, и забор воды китайцами прямо влияет на обеспечение миллионного Омска.

Для чего мы предлагаем Китаю нашу пресную воду, что мы можем получить взамен?

В принципе, воды в России действительно хватает, и на Алтае водные ресурсы используются явно недостаточно. Но для того, чтобы четко ответить, нужна ли Алтаю вода, необходимо — помимо проекта переброски вод — разработать еще и проект перспективного развития Алтайского края, считает заведующий лабораторией Института водных проблем РАН, профессор, доктор технических наук Владимир Дебольский.

Потребуется и тщательно просчитать экологические риски проекта. Изменения в природе края, и существенные, из-за строительства канала неизбежны — это тоже нужно понимать.

Все это требует проведения колоссального объема работ. Между тем, — могу сказать как человек, который занимается разработкой подобных проектов последние 50 лет, — никаких расчетов переброски воды именно с Алтая в России не делалось. Да и в целом водные ресурсы Алтайского края малоизученны. А ведь подробнейшие расчеты в таких проектах крайне важны. Приведу только один пример.

В последние годы правительство РФ периодически обсуждало вопрос, нужна ли низконапорная плотина ГЭС на Иртыше в районе Омска. Плотину даже начали строить, но потом забросили: Кузбасс заявил, что ему не нужна электроэнергия Омской ГЭС — достаточно энергии угольных ТЭЦ, благо угля хватает. По сути, проект застопорился именно из-за отсутствия внятных предварительных расчетов, как использовать накопленную плотиной воду. Повторять этот опыт в китайском варианте нам явно ни к чему.

Считать нужно все: сколько можно воды забрать, сколько ее нужно китайцам, оправдан ли проект экономически. Последний пункт особенно важен, поскольку реализация наверняка обойдется в несколько миллиардов долларов.

Вполне возможно, что Китай заплатит за разработку проекта и строительство — деньги у Пекина имеются. Но подчеркну: очень важно, чтобы разработкой занималась российская сторона. В этом случае мы гораздо яснее будем понимать, что получим на выходе.

«СП»: — Насколько наше предложение интересно Китаю?

— Синьцзян-Уйгурский автономный район действительно очень засушлив. Более того, если бы Пекин пошел на строительство канала из России, это позволило бы занять население автономного района земледелием, и существенно снизить социально-экономическую напряженность в нем.

Конечно, с точки зрения китайцев, вода лишней точно не будет. Причем, Китай хорошо знает, что собой представляют наши водные ресурсы. Напомню, что именно Советский Союз очень помог КНР в области развития мелиорации. В конце 1940-х около 15% студентов московских вузов, которые специализировались на водном хозяйстве, были китайцами. Более того, почти все гидротехнические системы, которые в последующие годы построили в Поднебесной, были построены по советским проектам.

«СП»: — Насколько нужен проект переброски нам самим?

— На мой взгляд, все-таки нужен. Контроль над водой имеет политическое значение. Если бы в СССР осуществили проект поворота сибирских рек в Среднюю Азию, сейчас весь этот регион был бы подконтролен России. Кран от «трубы» с водой был бы в руках Москвы, и на проявления недружественной политики любой среднеазиатской республики можно было бы оперативно реагировать.

Канал из Алтайского края в Китай поставил бы в ощутимую зависимость от нас Синьцзян-Уйгурский автономный район. С точки зрения геополитики — это очень неплохо.

Но, повторюсь, проект переброски воды в Китай требуется детально прорабатывать. Пока предложение Ткачева — не более чем политическое заявление…

Источник: svpressa.ru

Поделиться

Комментарии