Экспертиза кризиса: Россия лишилась иллюзий

0

Вчера состоялось первое заседание Экспертного экономического клуба «Экспертиза кризиса». Организаторы учли пожелания президента Дмитрия Медведева о появлении оценок антикризисной программы и услышали призыв к полемике. Сегодня вниманию общественности будет представлен антикризисный план правительства и, предваряя это событие, Экспертный клуб собрался на заседание.

Рассуждая о том, что пришлось преодолеть России в рамках первого этапа мирового финансового кризиса, придется признавать тот факт, что нас ждет многоэтапный и длительный экономический спад, отметил председатель совета директоров МДМ-банка, член правления РСПП Олег Вьюгин.

На этапе первой кризисной волны, на долю России выпал шок внешней торговли, проявившийся в резком снижении экспорта и резком оттоке капитала, рассуждает Вьюгин. И ноябрь, декабрь, январь, все эти месяцы российская экономика приспосабливалась к новым условиям.

Объемы производимой продукции не могли быть реализованы внутри страны и компании пошли на сокращение производства и оптимизацию процесса. 50-процентная девальвация рубля – тоже способ приспособиться, но стороны государства, говорит Вьюгин. С нового 2009 г., с января началось «приспособление» к шоку номинального долга, и если до конца 2008 г. собственники компаний панически выплачивали долги, то с января начался процесс реструктуризации задолженности. И внутренней и задолженности перед иностранными кредиторами. По мнению экономиста, если внешнеторговая ситуация не изменится, то можно считать, что приспособление к новым условиям завершилось.

Вьюгин считает, что, несмотря на отсутствие сильного роста, экономику не поджидает катастрофа. Российские компании будут конкурентноспособными, хоть и ожидаемый экономистом реальный рост в 2009 г. 2-3%. Следует понимать, что кризис не может завершиться быстро – для этого необходимо резкое сокращение потребления и резкое повышение нормы сбережения, а это дело не быстрое, предупреждает эксперт.

Что касается российских реалий, то необходимо спланировать бюджет при таком уровне дефицита, чтобы инфляция оказалась ограниченной, – разъясняет Вьюгин. Тогда ничего катастрофичного с российской экономикой не произойдет. Правда, если все-таки накроет второй кризисной волной, и цены на нефть вновь снизятся, то придется опять корректировать бюджетную политику, предупреждает экономист.

По его мнению, основными принципами антикризисной политики должны быть:

- аккуратная макроэкономическая политика, способная обеспечить так называемые «якоря» в экономике,
- исполнение социальных обязательств, поддержка безработных,
- поддержка деятельности предприятий, связанной со стратегическими мероприятиями.
«По-видимому, сейчас, в отличие от сентября, мы понимаем кризис», – рассуждает, в свою очередь, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау. Правда, остаются неизвестными его продолжительность и механизм, способный вытащить экономику. Отличительной особенностью нынешнего кризиса является разнородность его причин, рассуждает Мау, имея в виду и российскую совокупная задолженность и проблемы ипотечного кредитования в США. Мы лишились иллюзий – вместо сколоченного резерва видим возросший долг, а вместо кризиса недокредитования обнаружилось перекредитование экономики.

Нынешний кризис похож на кризис 30-х охвативший США в 30-х годах, полагает Мау, считая, что оба явления требовали от элит интеллектуальных усилий по преодолению негативных последствий.

Касаясь особенностей российской экономики, переживающей кризис, то стоит понимать, что Запад идет по дефляционной модели, говорит Мау. У нас – «противоположная модель». Для России это не только кризис циклический, он структурный, полагает он. Можем ли мы решить задачи по модернизации в условиях кризиса? Это важно для российской экономики, считает эксперт.

Среди мер, названных экспертом в качестве необходимых для преодоления финансовых сложностей, наращивание внутреннего спроса, инвестиции в человеческий капитал, а также реструктуризация банковской системы.

«Не стоит полагать, что кризис связан с недостаточным государственным вмешательством, – говорит Мау. – Он связан с недостатками государственного вмешательства». Опасно обсуждать вопросы восстановления регулирования, когда мы не знаем, как осуществлять это самое регулирование. Только при осмысленной здоровой макроэкономике и бюджетной политике, нам светит оптимистичное будущее, уверен эксперт.

В чем уникальность проявлений мирового кризиса в России? Как считает ректор Финансовой Академии при правительстве РФ Михаил Эскиндаров, «пока мы не сумеем навести порядок в банковской системе, стимулировать внутренний спрос будет «нечем». Государство должно взять в свои руки регулирование финансового сектора, считает эксперт и заключает: государство должно играть более серьезную роль.

Была ли Россия готова к кризисным явлениям? «Казалось мы готовы, – говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. – Россия имела профицит счета платежного баланса, профицит бюджета, невысокий госдолг… Но предкризисная политика была рискованна, поскольку существовала полная конвертируемость рубля, совместимая с регулируемым обменным курсом. Мы форсировали рост, пренебрегая макрорисками».

Гурвич готов записать в «плюс» власти – скорость решения «пожарных проблем», но считает что правительство недооценило силу стимулов. «Затягивание девальвации создало стимулы конвертации рублей в доллары и оттоку капитала», – рассуждает экономист. Обвинять банки в эгоизме, на основании того, что денежно-кредитные учреждения жестко требуют возврата кредитов – неблагоразумно, считает также он. Ведь, если возврат кредита является не вполне обязательным, то от кредитного рынка мало что останется.

С ним соглашается и экономист НБ «Траст» Евгений Надоршин. Не стоит упорно поддерживать ту часть населения, которая финансово неаккуратно себя вела. Мы стимулируем неаккуратное отношение к кредитным обязательствам, прощая гражданам долги. Необходимо, чтобы поддержка шла только наиболее пострадавшим. Что касается невысокого пособия по безработице, то «это пособие должно стимулировать человека на поиск работы», считает Надоршин, поэтому высоким и быть не должно. Экономист уверен, что кредитовать предприятия напрямую в условиях кризиса перепроизводства, нет смысла. Инициатива «о 254 компаниях» /список компаний, которым будет оказана государственная помощь/ – спорная, ведь это снижает конкуренцию, от недостатка которой страдает российская экономика. Надоршин соглашается с тем, что нужна поддержка внутреннего спроса, а от адресной поддержки производителя лучше отказаться. «С девальвацией можно покончить, – считает экономист, комментируя дальнейшую политику Центробанка. Если цена на нефть не уйдет ниже, то текущий курс должен устроить ЦБ».

Правда, для восстановления секторов экономики необходимо преодолеть девальвационные ожидания. «Резервного фонда, по моим ощущениям, хватит на 2 года, – говорит Надоршин. И, возможно, на начало третьего. Что касается «дна кризиса», то исходя из совокупных факторов, можно говорить о рубеже 2009-2010 гг., полагает он. А то, что сейчас происходит – колоссальное изменение того, что мы понимали под финансовой системой.

Источник: Прайм-ТАСС

Поделиться

Комментарии