(а перед этим в середине 1996 года) о том, что девальвация была бы выгодна российской экономике. А политика «сильного рубля» губительна. И продолжаю придерживаться этой точки зрения.

" />

Законы тяготения рубля

0

Довольно много вопросов задают по поводу девальвации. Ждать ли ее. Будет она полезна или нет. Я много писал осенью 2008 года (а перед этим – в середине 1996 года) о том, что девальвация была бы выгодна российской экономике. А политика «сильного рубля» губительна. И продолжаю придерживаться этой точки зрения.

Так, девальвация рубля произошла, скажете вы. В 1,5 раза к доллару. Еще зимой-2008–2009. Но никаких эффектов импортозамещения не видно. Правильно. Не видно потому, что девальвация была очевидно недостаточна. Кстати, и всплеска инфляции, которым пугают противники девальвации, мы тоже не увидели. Что лишний раз показывает, что она была «косметической», макроэкономическим фактом она не стала.

После кризиса 1998 года все было иначе. Кризис стал очистительным, он позволил российской экономике, задавленной борьбой с инфляцией и «сильным» рублем, наконец-то выпрямиться.

Именно девальвация 1998 года привела к тому, что темпы роста российской промышленности вновь стали положительными и даже двузначными (в 1999 и 2000 годах).

Конечно, сейчас ситуация сложнее. И аналогии проводить трудно. Вот эти сложности:

1. Мировая экономика на спаде, а это значит, что импортеры могут получать очень значительные скидки. Что сдерживает эффективность импортозамещения.

2. Перед 1998 годом российская промышленность долго падала и была в стагнации, а перед 2008 годом она росла, и довольно быстро. Безработица в 1998 году была выше, чем сейчас. Резервы производственных мощностей сейчас ниже, чем тогда. Непросто нарастить производство практически без инвестиций. Кредитов сейчас нет.

3. Довольно трудно представить себе сейчас столь масштабную девальвацию – в 3–4 раза. И хотя до выборов еще далеко, но население вполне может не простить такую девальвацию тем, кто будет ее авторами. Вряд ли нынешние экономические власти в состоянии проявить такую решительность. Да и в 1998 году девальвация была вынужденной – кончились валютные резервы.

Есть еще ряд деталей – например, валюта импорта у нас теперь совсем не доллар, а произошедшая девальвация рубля к евро почти вдвое меньше, чем к доллару. И вообще, доллар может вполне еще упасть к евро…

И все же… Девальвация привела бы к импортозамещению и росту доходов экспортеров (в рублях) , пусть и не в таких масштабах, как в 1998 году. А значит, к повышению ликвидности и оживлению российской промышленности. Что поддержало бы банковскую систему, тихо и молча умирающую от невозвращенных реальным сектором и населением кредитов. Можно было бы избежать нового витка падения реального сектора, а может, даже поднять его немного. Что привело бы к сдерживанию безработицы. Девальвация позволила бы проводить более мягкую денежную политику (не боясь уже дальнейшего падения курса рубля) и поддерживать конечный спрос в российской экономике, замещать выпавший внешний спрос внутренним, увеличивать кредит. Девальвация принесла бы значительные доходы бюджету и смягчила бы бюджетную политику, чтобы государственный спрос мог замещать падающий частный.

В общем, антикризисная политика обрела бы хоть какое-то содержание.

Сегодня никакая антикризисная политика невозможна, «сильный» рубль просто лишает российские экономические власти свободы маневра, намертво привязывает российскую динамику к мировой. И хорошо, что сейчас мировая экономика «вздохнула», но что будет на «выдохе»?

Но и сейчас на «вздохе» мировой экономики российская совершенно не показала никакого «вздоха», никаких «зеленых ростков»…

Посмотрим на новейшую историю российской курсовой политики в кризисный период. Отчетливо выделяются 3 разных периода курсообразования:

 — период «плавной девальвации» – рост курса бивалютной корзины по экспоненте ноябрь-2008 – январь-2009;

 — период укрепления рубля – февраль – июнь-2009 – рост рубля примерно линейно;

 — период новой «ползучей девальвации» с середины июня-2009 по настоящее время. Начало разгона, и пока невозможно делать выводы о форме кривой.

Почему падал рубль осенью – зимой? Думаю, это произошло неосознанно и нежелательно для экономических властей. В условиях кризиса банки начали подкупать валюту. Это сокращало валютные резервы. Чтобы сдержать сокращение резервов, ЦБР решил чуть уронить рубль – чтобы скупать стало менее выгодно. Но получил прямо обратный эффект – как только все поняли, что курс рубля больше не стабилен, а падает, – все бросились его скупать. Что предъявило дополнительный спекулятивный спрос на доллар/евро и т. д. Классическая схема саморазгона валютного кризиса. Очень долго ЦБР терпел эту ситуацию, целых 3 месяца.

Это потом были найдены объяснения: Владимир Путин говорил о том, что она была медленной, т. к. дали время населению подготовиться к девальвации, а Сергей Игнатьев говорил о закрытии валютной позиции банками (т. е. накоплении ими валюты до уровня валютных обязательств). Объяснения гнилые.

Если правительство хотело дать людям подготовиться к девальвации, нечего было в октябре – ноябре всех призывать хранить деньги в рублях. В этой кампании поучаствовал даже сам президент.

А если ЦБР хотел просто закрыть банкам валютную позицию – он должен был остановить девальвацию на пару месяцев раньше. Испуганные банки скупили бы недостающую валюту в течение декабря (и по более низким ценам – значит, не было бы такого «отсоса» рублей из экономики).

ЦБР изменил политику, только когда она уже дошла до абсурда и было необходимо принимать хоть какое-то решение. И решение было принято на совещании у Дмитрия Медведева. Я считаю – ошибочное. Вместо крупной разовой девальвации еще раза в полтора-два ЦБР решил резко ужесточить денежную политику и этим сдержать падение рубля. Сдержал. Чем спровоцировал дальнейшее падение всей российской экономики.

Почему рос рубль весной-2009? Похоже, что тоже неосознанно. Сергей Алексашенко на прямом интернет-эфире 14 августа высказал именно такое мнение: он рос не «зачем», а «потому что». Смешно, игру слов на английский не переведешь, там «зачем» и «почему» выражаются одним словом «Why?», но русский ловит эти нюансы. И они для нас важны. «Зачем» предполагает сознательное воздействие, предполагает цель. А ее не было. Просто ЦБР устранился от курсообразования и просто проводил жесткую денежную политику, а курс – какой получался.

Пустяк, но за 3 месяца, март – май, бюджет потерял из-за роста рубля более чем полтриллиона рублей (т. к. держал бюджетные фонды в валюте). Банки, закрывшие свои валютные позиции, население, которое купило валюту, – все потеряли. Выиграли импортеры.

Абсолютно бессмысленная, крайне вредная курсовая политика.

С середины июня-2009 начался новый этап. Снова «ползучая девальвация». Почему? ЦБР отпустил денежную массу. Ликвидность в экономике возрастает. Но рубль падает медленно. Ситуация напоминает октябрь – ноябрь-2008. Главное отличие – динамика курса не монотонна.

В конце июня один из высоких центробанковских чиновников специально предупредил, что ЦБР устраняется от столь «мелочного» регулирования курса рубля, как это было ранее. И начались скачки на полрубля-рубль в обе стороны. Есть мнение, что это «тренировка» курса: чтобы не было такого наката на валютные резервы, как это было в декабре – январе, чтобы банки привыкали, что возможны откаты рубля и незачем копить излишнюю валюту.

ЦБР думает, что он «тренирует» банки. А кончится все тем, что банки начнут «тренировать ЦБР». Чиновники обычно проигрывают рынку – у них просто недостаточная мотивация.

Бивалютная корзина уже дважды сходила к уровню 39 рублей – всего за 2 рубля от объявленного ЦБР верхнего предела. Банки «тренируются» только в одном – в согласованных действиях против национальной валюты. Что такое 2 рубля? В конце июля банки «пробежали» такое расстояние за 4 дня. Они, конечно, могут и быстрее… Похоже, уже в сентябре ЦБР придется иметь дело с действиями банков-спекулянтов вблизи объявленной верхней границы бивалютной корзины в 41 рубль…

И что будет делать ЦБР? Тратить валютный резерв? Уже проходили. Это только подстегнет спекулянтов к более активным действиям. Зажимать вновь денежную массу? Это спровоцирует волну банковских банкротств. Банки и так на грани со своими «нарисованными» балансами, на которые закрывает глаза ЦБР. Не самый лучший сценарий для Банка России.

Административное давление на активных спекулянтов? Конечно. Но степень влияния ЦБР на конкретные банки сейчас ниже, чем в январе-2009 – беззалоговые кредиты банки отдавали весь год. На межбанковском рынке уже можно занимать. А проблемы в банках (из-за невозвращенных кредитов) могут стать уже столь велики, что банки не смогут прожить без спекулятивной прибыли на валютном рынке. Для кого-то завтрашняя прибыль с валютного рынка может стать единственным шансом на спасение и закрытие квартального баланса без лишних проблем, и он пойдет без оглядки…

Конечно, все эти три рычага будут использоваться. И ЦБР имел бы все шансы продержать таким образом осень-2009, но…

Нефтяные цены после даты экспирации (закрытия) фьючерсов (14 августа) довольно резко пошли вниз. И имеют все шансы в октябре – ноябре пробить даже уровень в $40 за баррель. При таком сценарии атака на рубль, несомненно, усилится, а у ЦБР появится «легальная» причина повысить верхнюю планку для бивалютной корзины…

Национальная валюта скачками (с большой волатильностью) пробьет верхний предел в 41 рубль за бивалютную корзину и устремится дальше. И придется это вновь на любимые ЦБР месяцы – октябрь, ноябрь, декабрь. Сценарий 2008 года повторится. Не в точности, конечно…

Но ничего хорошего от очередного витка «вынужденной» девальвации ждать не следует. Чтобы девальвация принесла позитивные эффекты в экономику, она должна быть опережающей, а не запаздывающей. И разовой (хотя бы спрессованной по времени, как в 1998 году) , а не растянутой. Она должна быть инструментом влияния на ситуацию, а не инструментом влияния ситуации на нас. От запаздывающей девальвации стоит ждать только негативных эффектов. Что еще раз подтвердит отрицательное отношение к «слабому» рублю, являющееся стереотипом российского экономического мышления. Борьба с девальвацией может привести к очередному витку спада в российской экономике. Как это было в 2008 году. А ведь проведи девальвацию разумно, на полгода раньше – и этого спада можно было бы избежать, даже стимулировать рост…

Впереди вполне ясно различается пропасть. Можно спорить о ее величине, но не это важно. У наших лидеров нет решимости подготовиться к прыжку через нее. Лучше упадем и объясним публике потом, что во всем виноваты законы всемирного тяготения…



Источник: smi2.ru

Поделиться

Комментарии