Россияне не видят успехов в борьбе с коррупцией

0

О том, что уровень коррупции и злоупотреблений в высших эшелонах власти в последнее десятилетие растет, социологам заявили 60% опрошенных. В октябре 2005 года аналогичный ответ дали 45%. Таким образом, за минувшие пять лет значительно окрепла уверенность россиян в том, что они живут в насквозь коррумпированном обществе. Число тех, кто считает, что взяток и злоупотреблений стало меньше, за эти годы не менялось: их по-прежнему 10%. Средний вариант «не стало ни больше, ни меньше» выбрали в октябре 2005 года 38%, а в июле текущего — 23%.

Подавляющее большинство россиян уверены в том, что борьба с мздоимцами — это всего лишь пиар-акции. 72% уверены, что громкие антикоррупционные дела раздуваются одними чиновниками против других в своих личных интересах. Пять лет назад так считали 67%. Только 16% неисправимых оптимистов полагают, что правоохранительные органы искореняют коррупцию всякий раз, когда где-нибудь ее обнаружат. В 2005 году в это верили 20% респондентов «Левада-центра».

Любопытно, что 72% считающих борьбу с коррупцией фикцией — это ровно столько же, сколько получил Владимиром Путин 14 марта 2004 года, когда он баллотировался на второй срок как глава государства. Таким образом, число граждан, не верящих в борьбу с нарастающей коррупцией, сравнялось с абсолютным электоральным рекордом первого лица государства в новейшей истории страны. К слову, на сегодняшний день официальные рейтинги первых лиц российского государства значительно ниже. По самым свежим пока данным Всероссийского центра изучения общественного мнения на 10—17 июля 2010 года, личный рейтинг доверия у президента Дмитрия Медведева составляет 38%, а у премьер-министра Владимира Путина — 47%. Иными словами, граждан, доверяющих тандему, существенно меньше, чем тех, кто не верит в борьбу с коррупцией.

Комментируя для «Времени новостей» данные социологического опроса, заместитель генерального директора Центра политтехнологий Алексей Макаркин согласился с тем, что цифры сомневающихся в успехе борьбы с коррупцией выглядят внушительно, так что их «не спишешь на статпогрешность». «Хотя, в сущности, за эти пять лет мало что изменилось, — рассуждает эксперт. — Как применялась борьба с коррупцией для сведения счетов и внутриаппаратной конкуренции, так и сейчас происходит».

Причина прозрения россиян, по мнению аналитика, может быть в том, что о коррупции стали говорить чаще и в более резких выражениях. «Медведев провозгласил борьбу с коррупцией одним из приоритетов, — напоминает г-н Макаркин. — Ему надо было ответить на вопрос, почему ничего в этой области не сделано до него и чем он отличается от своих предшественников». Судя по всему, объяснения прозвучали неубедительно.

Зато граждане, очевидно, близко к сердцу приняли мысль о системном характере коррупции. «В 2005 году о системном характере коррупции говорили в основном оппозиционеры и международные организации, — поясняет эксперт. — Официальные представители власти на это отвечали, что такие формулировки используются якобы для ослабления России. А теперь эти же формулировки исходят от самой власти. Таким образом власть их легализует для общественного сознания, ведь общество все воспринимает через оценки телевизора».

Заговорив открыто о системном характере коррупции, президент Дмитрий Медведев выпустил джинна из бутылки: общество осознало масштаб проблемы и тут же разуверилось в принимаемых властью мерах. Ведь если коррупция — часть системы, то системе будет трудновато побороть саму себя.



Источник: Время новостей

Поделиться

Комментарии